Выступление С.П. Мамаева на Первом сельском сходе Кировской области

Доклад «О состоянии и перспективах развития села Кировской области»

Уважаемые коллеги!

Мамаев С.П.Свой доклад я построю с учетом цели сегодняшнего областного сельского схода. Эту цель я вижу в том, чтобы на основе объективной оценки нынешнего состояния села предложить меры, которые бы должным образом были восприняты региональной властью и позволили в дальнейшем говорить не о падении сельского хозяйства и гибели сельских территорий, а об их развитии в полном смысле этого слова.

Сразу же хочу оговориться, что буду излагать свое видение ситуации и очень рассчитываю, что мой доклад будет лишь началом разговора по столь животрепещущей теме.

Сегодняшнее мероприятие проводится в форме сельского схода не случайно, ибо судьба кировского села как и всего российского села зависит не только от уровня развития сельскохозяйственного производства, но и от нормального функционирования всей социальной сферы села и обслуживающих производств. Только тогда комфортно ощущает себя сельский житель, когда обе эти стороны одной медали функционируют и развиваются в тесной взаимосвязи.

Исходя из того, что экономика составляет основу общественных отношений, остановлюсь прежде на сельскохозяйственном производстве.

Реформенные годы больно ударили по сельскому хозяйству Кировской области. Об этом свидетельствует статистика:

На 1 января 2010 года сельхозорганизациями области использовалось всего 1382 тыс. га (в том числе пашни 1150 тыс. га) или 45% сельхозугодий от уровня 1991 года. За годы реформ производственные показатели сельскохозяйственной отрасли существенно сократились, в частности: посевные площади до 829 тыс. га или до 40%; производство зерна в весе после доработки до 654 тыс.т или до 43%; поголовье КРС до 232 тыс. гол. или до 25% от уровня (в т.ч. коров до 29%) от уровня 1991 года. Несмотря на то, что в последние годы идет рост поголовья свиней и птицы оно еще далеко не достигло уровня 1991 года.

Что касается личных подсобных хозяйств граждан, то здесь картина не менее удручающая. Если на начало 1996 года население области содержало 149,1 тыс. гол. КРС, в т.ч. 92,2 тыс. коров (пик поголовья), то на начало 2010 года – 44 тыс. гол. КРС, в т.ч. 19 тыс. коров; свиней на начало 1991 года – 118 тыс. (пик поголовья), на начало 2010г. – 24,6 тыс. То есть общее поголовье снизилось в 5 раз.

Нельзя не замечать, что во многих муниципальных районах области сельскохозяйственное производство стагнирует и постепенно сходит на нет. Сегодня, лишь условно можно говорить о наличии сельскохозяйственного производства в организованных его формах в Верхнекамском, Опаринском, Кикнурском, Яранском, Лебяжском, Богородском районах. В большинстве районов относительно стабильно работают лишь по 2-4 сельхозпредприятия из 10-15 функционировавших ранее. Лидерами сельскохозяйственного производства являются районы, в которых сосредоточено племенное животноводство, а также сельхозорганизации, которые стали собственностью профильных инвесторов. Однако таких районов можно насчитать не более десятка (Зуевский, Куменский, К-Чепецкий, Оричевский, Орловский, Пижанский, Советский, Уржумский, Малмыжский, г.Киров).

Следуя сформированной на уровне государства аграрной политике, образовавшийся в результате гибели коллективных хозяйств вакуум должен бы заполниться крестьянскими (фермерскими) хозяйствами, личными подсобными хозяйствами и иными малыми формами хозяйствования на селе. Однако этого не происходит. Если в 1993 году (то есть на третий год после принятия федерального закона «О крестьянском (фермерском) хозяйстве») количество крестьянских хозяйств в области составляло около 1,5 тыс., то на начало 2010 года их численность сократилась в 3 раза и составила 142 КФХ – юридических лиц и 312 индивидуальных предпринимателей – глав крестьянских (фермерских) хозяйств (из них реально работает лишь половина).

Истоки происходящего - в экономических причинах, основные из которых я хотел бы назвать.

Прежде всего, это диспаритет цен на сельскохозяйственную и используемую в сельхозпроизводстве промышленную продукцию, который был и остается самым проблемным для сельскохозяйственной отрасли.

Зафиксировав в Федеральном законе «О развитии сельского хозяйства» одной из основных целей государственной аграрной политики поддержание паритета индексов указанных цен, за 3,5 года действия этого закона государство, так и не определило - какое же соотношение цен следует считать за паритет.

Между тем, если сравнить нынешние цены на эти два вида продукции с ценами на них в предреформенные 1989-1990 годы, то мы увидим огромный перекос в ценообразовании не в пользу сельхозтоваропроизводителей.

Напомню, как это выглядит: если в предреформенные годы для приобретения комбайна СК-5 (ныне аналог ему «Вектор») нужно было реализовать 5,5 бычков весом по 400 кг либо 13 т молока, то в 2009 году – 150 бычков, либо 382 т молока; на приобретение трактора МТЗ-82 – соответственно 2 и 25 бычков или 4,2 и 65 т молока. Сдав одного бычка, ныне крестьянин может купить 1,5 т дизтоплива против 26 т в 1990 году; сдав 1 т молока можно приобрести 0,5 т дизтоплива против 11 т в 1990 году.

Объем финансовых ресурсов, ежегодно изымаемых у сельхозтоваропроизводителей из-за диспаритета цен, с лихвой «съедает» не только выделяемые на сельское хозяйство бюджетные средства, но и значительную часть их собственных средств, не позволяя большинству из них заниматься даже простым воспроизводством.

Сельхозтоваропроизводитель зажат в тиски. С одной стороны – естественные монополии, ежегодно повышающие цены на свою продукцию и услуги, с другой – предприятия переработки и торговли, вынуждающие селян продавать произведенную продукцию по цене на уровне себестоимости и даже ниже её. Доля сельхозсырья в конечной цене продовольственных товаров, реализуемых населению торговыми сетями, крайне низка.

Как показывает мировой опыт, для того, чтобы в указанных условиях сельхозтоваропроизводитель имел возможность вести расширенное воспроизводство ему необходима государственная поддержка, дающая компенсацию части затрат на производство сельскохозяйственной продукции, чтобы обеспечивать сельхозтоваропроизводителю требуемый уровень рентабельности.

Основная часть государственных средств сегодня выделяется на субсидирование процентных ставок по кредитам, которые для многих сельхозтоваропроизводителей недоступны. К остальной части господдержки, исходя из принципов ее получения, имеют доступ опять же финансово-устойчивые сельхозтоваропроизводители (прежде всего из категории племенных хозяйств). Большая же часть сельхозтоваропроизводителей остается без федеральной бюджетной поддержки.

Что касается поддержки сельскохозяйственной отрасли из средств областного бюджета, то она крайне низка, а при подготовке проектов областных бюджетов на 2010 и 2011 годы средства на сельское хозяйство предусматривались по остаточному принципу.

Нельзя не согласиться с позицией Агропромышленного союза области о том, чтобы обеспечить принцип равнодоступности сельхозтоваро-производителей к бюджетной поддержке необходимо при существенном увеличении объема выделяемых на сельское хозяйство средств основную часть их направлять на компенсацию сельхозтоваропроизводителям части затрат в расчете на гектар пашни и на единицу произведенной и реализованной сельхозпродукции. Такая базовая поддержка будет серьезным стимулом для сохранения и даже расширения посевных площадей, а также к сохранению и наращиванию основного поголовья всех видов скота, повышению его продуктивности. Выделение же бюджетных средств на поддержку наиболее важных на конкретном временном этапе отраслей и направлений сельскохозяйственного производства (племенного дела, семеноводства и др.) должно быть дополнением к базовой поддержке.

Именно отсутствие базовой поддержки снижает эффективность бюджетных вложений в сельское хозяйство. То, что происходит в жизни можно сравнить с ремонтом здания, у которого имеются трещины в стенах – выделили на ремонт денежные средства, однако начали ремонт не с укрепления фундамента, а с заделки трещин. В итоге – пустые затраты. На селе же негатив мы получаем более масштабный – теряем сельхозпроизводство целыми районами, о чем я говорил в начале доклада, а потом начинаем думать как заполнить образовавшийся вакуум малыми формами хозяйствования, «забыв» о том, что погибшие сельхозпредприятия к этой категории хозяйствующих субъектов и относились.

В стабилизации сельскохозяйственного производства в сложившихся экономических условиях особая роль принадлежит его технической и технологической модернизации. Сельхозтоваропроизводители, вставшие на путь модернизации существенно выигрывают в производительности труда, экономии затрат и решении кадровой проблемы. В нашей области таких примеров немало, наиболее яркие из них показали и показывают ОАО «Агрофирма Среднеивкино» Верхошижемского района, ОАО «Племзавод «Мухинский» Зуевского района, ООО «Абсолют-Агро» Кирово-Чепецкого района, ОАО племзавод «Октябрьский» Куменского района, СПК (колхоз) «Зерновой» Малмыжского района и целый ряд других сельхозпредприятий, которые смогли воспользоваться как инвестиционными кредитами (в т.ч. в рамках приоритетного национального проекта «Развитие АПК»), так и предусмотренными на техническое перевооружение средствами областного бюджета. Однако в области существует еще немало и таких сельхозпредприятий, которые в силу своего финансово-экономического положения до сих пор не в состоянии вести техническое и технологическое перевооружение. На мой взгляд, эта категория хозяйств должна быть взята под особый патронаж департамента сельского хозяйства с обеспечением им дополнительной бюджетной поддержки на осуществление указанных мероприятий.

Особо проблемным для сельскохозяйственной отрасли, как и для села в целом является кадровый вопрос. Недостаток кадров специалистов и квалифицированных рабочих массовых профессий испытывают даже лучшие сельхозпредприятия. Сельский труд продолжает терять престижность, прежде всего из-за низкой его оплаты.

Не секрет, что в условиях существующего диспаритета цен и низкого уровня государственной поддержки функционирование большинства сельхозтоваропроизводителей в области обеспечивалось и обеспечивается за счет существенного занижения оплаты труда работающих.

Здесь уместно напомнить, что средняя месячная заработная плата работающих в сельском хозяйстве в 2009 году составила 7 275 руб. при среднеобластной в 12 312 руб. Если отбросить племенные хозяйства, то в большинстве сельхозорганизаций мы увидим среднемесячную заработную плату чуть выше МРОТ. Для доведения средней месячной заработной платы работающих в сельском хозяйстве до среднеобластного показателя потребовалось бы дополнительно (с социальными отчислениями) 2,8 миллиарда руб., при этом в фонд оплаты туда ушло бы 75% общей выручки от реализации продукции и услуг, а сельхозпроизводство в большинстве сельхозпредприятий рухнуло бы из-за отсутствия средств на его поддержание.

Изложенное снова возвращает нас к вопросу необходимости существенного увеличения государственной поддержки сельхозтоваро-производителей.

Нормальное функционирование сельских территорий невозможно без обеспечения максимальной занятости трудоспособного населения производительным трудом. В этом плане даже там, где сохранились и функционируют базовые сельхозпредприятия, актуальным является создание и развитие малых форм хозяйствования на селе. Надеюсь, что по этим и другим вопросам, меня дополнят выступающие. Я же перехожу к освещению вопросов, связанных с социальной сферой села.

Современное российское, в том числе и кировское село в большинстве своем продолжает разрушаться, превращается в натуральное хозяйство с запущенными угодьями, полуразрушенными производственными, бытовыми и другими сооружениями, с бездорожьем, заболоченными и закочкаренными лугами и пастбищами, преимущественно без молодежи, с сокращением до минимума активной трудовой части населения. В Кировской области за последние 20 лет исчезло 1355 деревень, а 2200 находятся на грани исчезновения, причём в 800 из них уже нет постоянно проживающих жителей.

В сельской местности бесчинствует безработица, особенно это заметно в отдаленных районах области. Средняя зарплата селян только по данным статистики почти в два раза ниже заработной платы горожан. Около половины сельского населения живёт за чертой бедности. Высокая безработица на селе подстёгивает миграцию населения в города, которая в области по объёмам ежегодно сравнима с полным уничтожением таких районов как Лебяжский и Пижанский вместе взятых.

Оставляет желать лучшего и состояние жилищного фонда на селе. Только за последние пять лет в полтора раза увеличилось количество проживающих в ветхом и аварийном жилье, а это примерно 75 тыс. человек или 19% от общей численности сельского населения. Благоустроенность жилищного фонда в сельской местности так же оставляет желать лучшего: 40% не оборудовано водопроводом, 75% - канализацией, 90% - горячим водоснабжением, 92% - природным сетевым газом.

Подвижка отмечается по газофикации села области. Но как она проходит. Например, в Сунском районе зафиксированы поборы с населения за подведение газоответвления к домам, сумма незаконно собранных средств оценивается в 14 млн. рублей.

В результате оптимизации системы образования за последнее пятилетие в области закрыто несколько сот образовательных учреждений, но и численность учащихся в сельской местности за последнее время снизилось в полтора раза. Более трети из оставшихся общеобразовательных учреждений в сельских населённых пунктах нуждается в капитальном ремонте, почти каждое десятое находится в полуаварийном состоянии, а все виды благоусторойства имеют только треть учебных учреждений.

Чтобы поддержать систему образования на селе необходимо изменить принципы финансирования сельских школ (например, отказаться от их подушевого финансирования, изменить нормативы наполняемости классов, в особенности для мало населённых территорий) для их сохранения, обеспечения квалифицированными кадрами, внедрения современных технологий обучения и дальнейшей трансформации сельской школы в социокультурный центр малого населённого пункта.

Вызывают тревогу и сельская система здравоохранения. Мощность амбулаторно-поликлинических учреждений области в сельской местности составляет 70% от общероссийского уровня. Материальная база действующих учреждений здравоохранения в сельских населённых пунктах крайне изношена, не соответствует санитарным нормам и правилам. Многие объекты находятся в аварийном состоянии и требуют капитального ремонта или реконструкции. Оптимизация сети здравоохранения идёт с серьезными перегибами. Как, например, расценивать запрет обеспечения населения необходимыми лекарствами в ФАПах, разве нельзя внести в нормативно-правовые акты изменения, позволяющие открывать аптечные пункты в фельдшерско-акушерских пунктах, а также разрешающие фельдшерам продавать лекарственные препараты первой необходимости.

Самое главное, что идёт массовое сокращение сети здравоохранения на селе. Для многих жителей отдалённых населённых пунктов медицинская помощь становится недоступной. Всё это ведёт к резкому уменьшению количества сельского населения.

За последние двадцать лет в два раза сократилось количество культурно-досуговых учреждений в сельских поселениях. Качество их услуг зачастую на порядки отличается от городских. Фактически отсутствует система использования физической культуры и спорта для оздоровления работающего сельского населения. Не функционирует система предоставления услуг жителям отдалённых сельских населённых пунктов организациями культуры, специализирующимися на передвижном характере деятельности.

Пьянство среди сельской молодежи приобрели характер национального бедствия. А это во многом проблема качества организации культурного досуга и отдыха.

Бедственное положение сельских территорий усугубляется тем, что оптимизация государственных и социальных учреждений ведёт к ликвидации целых районов. Надвигающаяся административная реформа полностью лишит многие населённые пункты надежд на будущее. Отсутствие школы, медицинского пункта, клуба, дошкольного учреждения, даже при наличии работы почти полностью лишает молодежь возможности закрепиться на селе. Поэтому нас очень волнует вопрос территориальной доступности объектов социальной сферы для основной массы сельских жителей.

Дальнейшее развитие негативных процессов в сельских населённых пунктах может привести к потере их социально-экономического значения, как производителя продовольствия и сырья для промышленности, а также других общенациональных функций: демографической, социально-культурной, природоохранной, рекреационной.

Для социально-экономического развития сельских поселений и эффективного функционирования агропромышленного производства необходимо коренным образом изменить государственную политику в отношении села, усилить государственную поддержку социального и инженерного обустройства сельских населенных пунктов.

В федеральном, региональных и местных бюджетах выделение средств на развитие сельских территорий предусматривать отдельной защищенной строкой. Финансирование сельских территорий должно быть достаточным для осуществления ими своих полномочий. Только так, мы сможем сберечь сельские населенные пункты и сельское население, обеспечить продовольственную безопасность страны.

В целях обеспечения полной занятости населения производительным трудом необходима диверсификация сельской экономики, то есть размещение на селе предприятий несельскохозяйственной сферы. Здесь и укрепление экономики базовых сельхозпредприятий и развитие малых форм хозяйствования, включая личные подсобные хозяйства граждан, а также создание и развитие несельскохозяйственных производств.

Особое внимание требует совершенствование финансирования сельских учреждений социальной сферы, особенно малой вместимости. Как правило, существующие нормативы их подушевого финансирования не позволяют обеспечить нормальную заработную плату специалистам данных учреждений, что усугубляет и без того сложную ситуацию по обеспеченности учреждений социальной сферы на селе высококвалифицированными кадрами.

В основе программы стабилизации ситуации в сельском хозяйстве должны быть:

— реальное устранение государством ценовых диспропорций на продукцию промышленности и сельского хозяйсва;

— адекватная экономической ситуации финансовая поддержка АПК из федерального и регионального бюджетов;

— развитие сельскохозяйственного производства через его глубокую и повсеместную техническую и технологическую модернизацию с максимально эффективным использованием земельных и других природных ресурсов;

— мораторий на банкротство сельскохозяйственных организаций со списанием долгов в масштабах страны, выработка и осуществление на уровне региона реальных мер по финансовому оздоровлению сельхозтоваропроизводителей, находящихся в тяжёлом финансово экономическом положении;

— установление жесткого государственного контроля над закупочными и розничными ценами на основные продукты питания.

Учитывая всю сложность ситуации в сельском хозяйстве, мы должны выразить категорический протест против вступления России в ВТО на условиях сокращения государственной помощи сельскому хозяйству и открытия границ для импорта продовольствия. Однозначно - путь к уничтожению отечественного товаропроизводителя.

Жизнь российской деревни, а вернее — её нынешнее состояние не может не волновать сердце любого русского человека, осознающего её роль и место в самом нашем существовании, существовании государства и нашего народа как социума, объединенного общей культурой, языком и традициями. Именно деревня была и остается не только кормилицей, но и хранительницей, источником всего того, что формирует у нас чувство патриотизма и любви к земле, на которой мы родились и живём, питаясь от неё корнями непрерывной связи поколений. Загубив деревню, мы не только потеряем своего кормильца, мы потеряем себя, свою национальную идентичность. Вот что следует помнить руководству страны и области, принимая те или иные решения, касающиеся первоосновы нашей жизни — деревни. Мы, делегаты первого областного сельского схода, решительно требуем от власти повернуться лицом к её нуждам, возродить деревню, сделать жизнь в ней продуктивной и привлекательной.

Наша задача построить свою дальнейшую работу так, чтобы любое решение, существенно затрагивающее интересы сельских территорий, не принималось и тем более не осуществлялось без учёта мнения граждан проживающих в этих территориях.

Комментарии

Хороший доклад. Грамотно.

просто отлично