Пилот кировского олигарха рассказал «Блокноту» о том, как ему «шьют» уголовное дело из-за ссоры с начальником

КПРФ

Популярное федеральное издание “Блокнот” опубликовало интервью с пилотом Николаем Виненко, который работал у кировских олигархов. Летчик рассказал журналистам о том, как ему «шьют» уголовное дело в УМВД по Кировской области по заказу олигархов.

В феврале 2021 года в передачу "Партия праведного гнева", а затем в издание "Блокнот Ростов" обратился летчик Николай Виненко с просьбой помочь отстоять свое честное имя, а также избежать тюрьмы, придав гласности его дело о краже авиационного керосина. Со слов авиатора, его могут посадить ни за что в любой момент.

КПРФ

Дело в том, что летчик несколько лет работал на главу агрохолдинга «Дороничи» Константина Гозмана, который впоследствии обвинил его в краже 200 тонн топлива (Постановление о привлечении в качестве обвиняемого). На Виненко завели несколько уголовных дел, одно из них по клевете. Между тем, у пилота есть все документы, подтверждающие его невиновность, однако, по словам обвиняемого, следствие не принимает их. Более того, сотрудники ОБЭП незаконно проникли к нему в дом и вели несанкционированную съемку. Корреспондент «Блокнота» поговорил с пилотом, чтобы выяснить все обстоятельства этого запутанного дела.

Корр. «Блокнот»: Николай, расскажите, с чего началось это дело?

Николай Виненко: Все началось с того, что я уволился из фирмы Константина Гозмана АО Агрофирма «Дороничи». Не устраивало отношение начальства, например меня заставляли совершать вылеты в нелетное время. Это небезопасно и, в общем-то, незаконно. Так как почти всегда Гозман использовал транспортное средство для своих нужд, как «вертолетное такси». А деньги на оплату топлива выделялись из бюджета, как дотации в сельское хозяйство. А сейчас Гозман говорит, что ни он, ни его семья не летали на ту же охотничью базу «Корини», ни в другие места в Кировском районе. Фотосвидетельства и документальные подтверждения этих полетов я прилагаю.

КПРФ

Корр. «Блокнот»: Скажите, это правда, что у вас по обвинению бывшего работодателя арестовали единственное жилье, чем вынудили скитаться с двумя грудничками на руках и безработной женой?

Николай Виненко: Да, это было в мае. Но, к счастью, уже в июле сняли ограничение на недвижимость. Однако следователь наложил арест на всю технику. Теперь детям даже еду в микроволновке разогреть невозможно. Телевизор у нас стоит просто как черный ящик – включать его нельзя.

КПРФ

Представьте, что вдобавок к этому у меня возникло еще одно препятствие – подписка о невыезде. А значит и невозможность устроиться на работу по специальности, так как в регионе моей прописки нет соответствующих рабочих мест. Замначальника отдела МВД Юлия Горячева заявила мне на это, чтобы я шел работать грузчиком.

КПРФ

Корр. «Блокнот»: Объясните, почему именно грузчиком? Разве вы не пилот?

Николай Виненко: «Я не собираюсь вас отпускать на работу, так как у вас мера пресечения – подписка о невыезде», - заявила мне Горячева. – На мое возражение, что мне нужно содержать семью, она только сказала: «Вы можете работать грузчиком».

Палки в колеса мне вставлял также начальник службы безопасности агрохолдинга «Дороничи» Игорь Елькин. Он звонил во все места, где бы я мог устроиться, и говорил, что я украл всё топливо. То есть я, летчик с хорошей репутацией, долго не мог после этих звонков найти работу.

Корр. «Блокнот»: Скажите, Николай, а у вас есть документальные свидетельства невиновности?

Николай Виненко: У меня есть на руках все документы, есть выписки зональных центров, где указаны маршруты полетов. То есть у меня имеются все неопровержимые доказательства.

Корр. «Блокнот»: А почему же вы не хотите с этими документами добиваться справедливости в суде?

Николай Виненко: Дело в том, что я хочу решить вопрос на стадии следствия, чтобы не доводить до суда. Я обращался и в СК, и в АП, и в прокуратуру. Просил допросить меня, провести очные ставки, но никто не делает этого. Следователь по моему делу Александр Самылов на все ходатайства мне отказывал с формулировкой «обо всем узнаете из материалов уголовного дела». Он отказывал мне в презумпции невиновности, в законном праве подавать ходатайства. А вы же понимаете, что всё возможно, и лучше дело не доводить до суда. Ведь подавать на апелляцию мне уже придется из-за решетки. Кто в таком случае будет содержать мою семью?

Корр. «Блокнот»: С чем вы связываете то, что ваши апелляции игнорируют?

Николай Виненко: Я думаю, дело в том, что люди высокого ранга замешаны в моем деле. И в МВД, мне кажется, просто боятся связываться.

КПРФ

Крайнее ходатайство было в феврале. Следователь отказал в допросе свидетелей, которых я к нему привозил. То есть я на факты ссылаюсь, говорю, что я делал, а он просто отказывает. Адвокат направил 10 ходатайств с фото, документами, счетами – по всем отказ. Наши доказательства не учитывают. На протяжении года полиция ничего не принимала.

Корр. «Блокнот»: Расскажите, что за случай был с проникновением в ваш дом сотрудников правоохранительных органов?

Николай Виненко: Когда у меня жена было дома одна с двумя грудничками – у нас близнецы – к нам в дом залез сотрудник полиции. То есть он увидел, что калитка закрыта, перелез через забор, открыл ее и запустил внутрь еще семь человек. Потом жена открывает дверь, а перед ней стоит мужчина в штатском и говорит, что должен провести у нас дома обыск. Представьте ее удивление!

Корр. «Блокнот»: Во время обыска были нарушения?

Николай Виненко: Да, например у меня забрали все наградные удостоверения на медали. При этом еще и высмеивали перед женой мои награды, дескать, «в магазине покупал». Также полицейские начали всё снимать, а разрешения на съемку у них не было.

Сейчас дело Виненко находится на предварительной стадии. Если оно дойдет до суда, пилот должен будет доказать, что не расходовал федеральные дотации на сельское хозяйство – напротив, они ушли на полеты бывшего начальника. И единственное, на что сейчас рассчитывает пилот, что огласка обеспечит ему независимое расследование.

Рубрики: