Сергей Есенин. Статья В.С. Путинцева

2020 год – 125-летие со дня рождения и 95-летие со дня смерти Сергея Александровича Есенина.

О смерти, однако, здесь речи быть не может: великий поэт бессмертен.

Имя Есенина стоит рядом с именами бессмертных Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Блока, Маяковского. Каждый из них - пророк, новатор, буревестник, революционер.

«Россия вспрянет ото сна – и на обломках самовластья напишут наши имена!» -предсказывал Пушкин, друг декабристов.

Мятежный Лермонтов просил бури. Просил её и Некрасов: «Буря бы грянула, что ли? Чаша с краями полна!» «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем!» - писал Блок,

принимая революцию как неизбежное торжество социальной справедливости. Маяковский не только приветствовал, но и своими руками делал революцию. «Моя»,- говорил он о ней.

 Желанным грандиозным обновлением жизни увидел её Есенин: «Да здравствует революция на земле и на небесах!»

Общим у гениальных поэтов было понимание революции как торжества свободы над рабством, света над тьмой, разума над невежеством: «И над отечеством свободы ПРОСВЕЩЁННОЙ взойдёт ли, наконец, прекрасная заря» (А. С. Пушкин). Гении считали: свободное, тем более господствующее невежество – худшее из зол. И потому их лозунгом было пушкинское: «Да здравствуют музы! Да здравствует разум!» « Да здравствует солнце! Да скроется тьма!»

 Есенин зовёт «красного коня» революции словами:

 Мы радугу тебе - дугой,

 Полярный круг - на сбрую.

 О, вывези наш шар земной

 На колею иную.

Желание сблизиться с «красным конём» привело поэта к дружбе с Кировым, «пламенным трибуном революции». А вождь революционного народа Владимир Ильич Ленин вызывал у Есенина чувство глубокого уважения и восхищения: «Он с лысиною, как поднос, смотрел скромней из самых скромных», «с сопливой детворой любил кататься на салазках». «Я не пойму, какою силой сумел потрясть он шар земной, но он потряс». «Он мощным словом позвал нас всех к истокам новым. Он нам сказал, чтоб кончить муки, берите всё в рабочьи руки, для вас спасенья больше нет, как ваша власть и ваш совет».

Фамилии Ленин, Есенин хорошо рифмуются. Тут близость не только звуковая, но и смысловая. Ленин – революционер в общественной жизни, Есенин – в поэзии. «Вы ж такое загибать умели, что другой на свете не умел», - восхищался дерзким новатором в области поэтического слова не менее дерзкий новатор Маяковский.

«Половодье чувств» у Есенина подчас бьёт через край, и он ломает салонные барьеры дозволенного, открывая простор тебе, «великий и могучий, правдивый и свободный русский язык».

Поражает обилие рождённых Есениным слов. Вот некоторые из них: узорит, лучит, муший (от слова «муха»), млечноть, извечье, зыбим, младень и десятки других.

Он был озорным «подмастерьем» у народа-языкотворца.

Никто так по-революционному смело не олицетворял и не одухотворял всё вокруг, как Есенин: «Хорошо бы, на стог улыбаясь, мордой

месяца сено жевать»; «отелившееся небо лижет красного телка»; «тучи с ожерёба ржут, как сто кобыл»; «изба-старуха челюстью порога жуёт пахучий мякиш тишины»; «месяц

рогом облако бодает».

Продолжать можно долго.

Поэзия – неожиданная точность. Эпитеты, сравнения, метафоры, антитезы Есенина точны и неожиданны: «Загузынил дьячишко ЛЯДАЩИЙ», « с лысиною, КАК ПОДНОС», «увял головы моей КУСТ», «пойду по БЕЛЫМ КУДРЯМ дня», «Кленёночек маленький матке ЗЕЛЁНОЕ ВЫМЯ СОСЁТ».

Здесь Есенину нет равных. Рядом разве только Маяковский. Вспомним его изображение грома с помощью наложения множества изобразительно-выразительных средств - эпитета, олицетворения, гиперболы, метафоры, звукописи: «Гром из-за тучи, зверея, вылез, громадные ноздри задорно высморкал».

Поэзия – словесная живопись и словесная музыка. Лексическая палитра Есенина радужно многоцветна: есть чёрные краски («Чёрный человек»), но преобладают небесные, нежно-голубые, а также золотисто-солнечные, розовые и красные цвета: «Стережёт голубую Русь старый клён на одной ноге», «славлю тебя, голубая, звёздами вбитая высь», «в колокол синий я месяцем бью», «лаком розовым окапал рожь восток», «ревёт златозубая высь», «звени, звени, златая Русь», «Я сегодня снёсся, как курица, золотым словесным яйцом».

Разнообразен Есенин и музыкально: то щемяще минорен, то звонко мажорен. Мелодичность его стихов вдохновила многих

композиторов на создание шедевров, которые поёт народ («Отговорила роща золотая», «Клён ты мой опавший», «Не жалею, не зову, не плачу», «Письмо матери»). Певучесть есенинских стихов отметил Блок, призывавший поэтов слушать музыку жизни, «музыку революции» и сам умевший это делать.

В искусстве одинаково важно ЧТО и КАК – содержание и форма, их соответствие друг другу.

Бессодержательного ничего нет. Пустота – тоже содержание. Абстрактное искусство бессодержательным называть нельзя. Своим содержанием оно избрало форму. В «Чёрном квадрате» Малевича чёрный цвет – и содержание, и форма «шедевра», являющего собой тупик искусства, его смерть, так же, как «делать деньги для того, чтобы ещё делать деньги» (А. М. Горький), означающее могильный тупик капиталистического пути экономического развития человечества, спасение которого (человечества) Есенин связывал с шестой частью земли с названьем кратким - Русь.

Русь, сначала соломенная, деревянная, кабацкая, затем ископыченная красным конём революции и гражданской войны, наконец каменная и стальная, советская - главная тема, основное содержание стихов Есенина. Цитируем:

 О Русь, малиновое поле

 И синь, упавшая в реку,

 Люблю до радости и боли

 Твою озёрную тоску.

 Тебе одной плету венок…

 Тебя люблю, тебе и верую.

 Учусь постигнуть в каждом миге

 Коммуной вздыбленную Русь.

 Через каменное и стальное

 Вижу мощь я родной стороны.

Русь для Есенина - огромный живой мир, грустящий и радующийся вместе с ним - его частью. В этом мире берёзки - девушки, распустившие зелёные косы; клён – друг, зверьё – братья меньшие, а люди - цветы ходячие земли, каждый из которых неповторим. «Как прекрасна земля и на ней человек!» - восклицает поэт и грустит при мысли, что всё живое тленно, «всё пройдёт, как с белых яблонь дым», и благословляет всё, что пришло «процвесть и умереть».

Сдаётся мне, что невыносимо горькая мысль о тленности всего живущего - и толкала Есенина

в кабак, где он надеялся заглушить преследовавшее его и не дававшее покоя ощущение неотвратимой и близкой смерти. А кабак делал его хулиганом и скандалистом. Сдаётся также, что именно мысль о смерти заставляла его спешить в полной мере испытать все радости жизни:

 Ну, целуй же! Так хочу я.

 Песню тлен пропел и мне.

 Видно, смерть мою почуял

 Тот, кто вьётся в вышине.

 Счастлив тем, что целовал я женщин,

 Мял цветы, валялся на траве…

К счастливёйшим минутам своей жизни Сергей Есенин относит общение с теми, кто своим трудом обеспечивает, дарит жизнь себе и другим. Об этом говорит одно из лучших его стихотворений – «Я иду долиной». В нём Есенин поэтизирует крестьянский труд, говорит о радости участия в нём:

 Нипочём мне ямы, нипочём мне кочки.

 Хорошо косою в утренний туман

 Выводить по долам травяные строчки,

 Чтобы их читали лошадь и баран.

 В этих строчках – песня, в этих строчках –

 слово.

 Потому и рад я в думах ни о ком,

 Что читать их может каждая корова,

 Отдавая плату тёплым молоком.

 «Каждый труд благослови, удача»,- пишет Есенин. Среди положительных героев его стихов кузнец, мельник, «брадачи»-пахари. Они, - все, кто больше даёт, чем берёт, - изображены с большой теплотой, такой же, с какой нарисованы самые близкие поэту люди: дед, мать, сестра. Кто не знает стихов из «Письма матери»:

 Ты жива ещё, моя старушка?

 Жив и я. Привет тебе, привет!..

  Ты одна мне помощь и отрада,

 Ты одна мне несказанный свет.

С белой завистью говорит Сергей о своей

сестре-комсомолке, изучающей «Капитал» Маркса. Эту книгу поэт не читал «ни при какой погоде». Но по примеру сестры он будет пытаться её понять: ему хочется, «задрав штаны, бежать за комсомолом» - детищем Ленина и его партии. Ленина Есенин называет

рулевым и капитаном планеты, а партию большевиков - его матросами. Высочайшая

оценка!

Высочайшую оценку даёт он и себе:

«первокласснейший поэт». Он называет себя

гражданином села, которое «лишь тем и

будет знаменито, что здесь когда-то баба родила российского скандального пиита». В

скандалах и хулиганстве Есенина, равно как и

в его эпатажных цилиндре, английском костюме, лайковых перчатках и стихотворных дерзостях вроде «Господи, отелись!» явно просматривается стремление выделиться из общей массы, обратить на себя внимание. Это характерно для незаурядной личности. Пушкин сказал, что без приметного следа ему «было б

грустно жизнь оставить». И он оставил след, обессмертивший его, - стихами воздвиг себе памятник, к которому не зарастает «народная тропа» и который для Есенина стал примером:

 О Александр! Ты был повеса,

 Как я сегодня хулиган.

 Но эти милые забавы

 Не затемнили образ твой,

 И в бронзе выкованной славы

 Трясёшь ты гордой головой.

 

 А я стою, как пред причастьем,

 И говорю в ответ тебе:

 Я умер бы сейчас от счастья.

 Сподобленный такой судьбе.

Стремясь сподобиться Пушкину, Лермонтову, Кольцову, Некрасову, Хайяму, Фирдоуси, Саади, которые с уважением упоминаются Есениным, он старается не повторять

их, не петь, как канарейка, с чужого голоса

(«Я вам не кенарь»), а, как каждый из них, быть «цветком неповторимым», и пойти дальше своих братьев по перу, быть ярче их.

Если шотландец Роберт Бернс слагает оду овце, разговаривает с ней, как с человеком, то Есенин слагает песнь о собаке и никого не оставляющие равнодушными стихи о корове. К собаке знаменитого артиста Качалова Джиму он обращается как к своему лучшему другу:

 Мой милый Джим, среди твоих гостей

 Так много всяких и невсяких было,

 Но та, что всех безмолвней и грустней,

 Сюда случайно вдруг не заходила?

 Она придёт, даю тебе поруку.

 И без меня, в её уставясь взгляд,

 Ты за меня лизни ей нежно руку

 За то, в чём был и не был виноват.

Ничего подобного, кажется, нет в мировой поэзии. Есенин вправе был заявить:

 Я спою тебе сам, дорогая,

 То, что сроду не спел Хайям.

Одна из лучших радостей жизни - любовь – прославленная всеми поэтами, нашла в Есенине соперника Хайяму, Петрарке, Шекспиру, Блоку и другим восторженным её певцам:

До кончины губы милой

Я хотел бы целовать.

Поэт, - по Горькому, чувствилище своего класса,

своего времени. Сам себя Есенин называл «последним поэтом деревни». Да, он – вырос в воспетой им избе с резными ставнями, воспитывался в семье, которая жила по традициям патриархального крестьянства. Однако, не теряя полностью связей с родной почвой, он стал «блудным сыном» своего

сословия, ушёл в город, метался по свету,

стараясь не отстать от века, от идущих впереди. Это не всегда и не во всём удавалось, что во многом стало причиной

его душевной и жизненной драмы. Корневое старое и сверкающее новое тянули его в разные стороны:

Остался в прошлом я одной ногою,

Стремясь догнать стальную рать,

Скольжу и падаю другою.

 Когда в одном оказываются два разных человека, это ни к чему хорошему привести не может: «Себе, любимому, чужой я человек». И «любимый» разбивает зеркало, увидев в нём своего чёрного двойника («Чёрный человек»).

Светлому, любящему себя Есенину удаётся иногда и догнать, и даже перегнать «стальную рать». Он первый из поэтов советской России обращает внимание на детей, которых революция и гражданская война оставили без

родителей и без крова. В стихотворении «Бесприютная Россия», он призвал спасти беспризорных: эти дети – будущее страны, среди них тысячи Пушкиных. И чекисты Дзержинского спасли их.

 Все поэты мира прославляют дружбу, считая её благороднейшим из человеческих чувств.

«Кто не любит дружбы с ближним, - тот себе

заклятый враг» (Шота Руставели). Высоко ценит её и Есенин. Достаточно вспомнить, с какой теплотой он рисует свои дружеские отношения с мельником в поэме «Анна Снегина». Предельно тёплыми, дружески уважительными словами приветствует он поэтов Грузии, нефтедобытчиков Баку: у любви и дружбы нет и не должно быть национальных границ.

И будущее человечества (кто из великих поэтов не пытался заглянуть в него?) Есенин видел без этих границ:

Века всё смелют,

Дни пройдут.

Людская речь

В один язык сольётся.

Историк, сочиняя труд,

Над нашей рознью улыбнётся.

Как пронзительно актуальны эти слова сегодня, когда обезумевшая алчь и озверевший национализм ведут человечество к самоуничтожению. И как необходима людям

есенинская вера в то, что «на всей планете

пройдёт вражда племён, исчезнут ложь и грусть». Только надо помнить: желанное «будущее не придёт само» (В.Маяковский).

Понять Есенина - значит принять правдивого, честного истинно русского поэта.

Простим угрюмство. Разве это

Сокрытый двигатель его?

Он весь – дитя добра и света.

Он весь - свободы торжество!

(А.Блок)