Как вступить в КПРФ        



Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

Земля – опасное занятие?

Питер Брейгель, "Крестьянский танец" (1568 г.)

Одним из преимуществ крестьянства 70-80-х годов были предсказуемость политики государства по отношению к селу и АПК, а также уверенность людей, занятых в сельхозпроизводстве, в завтрашнем дне.

Сегодня крестьяне страдают от отсутствия внятной государственной политики, когда власть провозглашает одно, а на практике преподносит противоположное.

Время мёртвых деревень?

Нынче Чичиков, герой романа Н.В.Гоголя «Мёртвые души», мог бы озолотиться, прибыв на наши кировские земли с целью скупки «мёртвых душ». И его мошенническая схема обогащения – получить ссуду под залог крепостных душ, по факту мёртвых, сработала бы на все 100. Уже вместо гоголевских мёртвых душ, в залог под миллиардные кредиты в банках отданы сотни деревень, а современные «чичиковы» куда более изворотливы и циничны. Взяв заранее невозвратные кредиты, они выводят деньги в офшоры, за границу, банкротят предприятия и оставляют население без работы.

Сегодня не где-нибудь, а на официальном сайте правительства Кировской области вы найдёте информацию, что на территории региона имеется 4266 населённых пунктов, из которых 4208 являются сельскими. Могу утверждать, что эта статистика, как никогда в былые времена, лжива. Сегодня сотни сёл и деревень Кировской области живут только на бумаге, а по факту мертвы, как бывают мертвы кладбища. И Чичиков мог бы скупать здесь «мёртвых душ» целыми деревнями и сёлами. Например, по официальным данным в Котельничском районе числится 251 населённый пункт, включая 15 сёл и 219 деревень. Фактически уже в 2010 году в 74-х населённых пунктах района не проживало ни одного человека, а ещё в 88-ми население составляло от 1 до 10 человек. Можно только догадываться, что нынче многие из тех живых сёл давно мертвы.

В Афанасьевском районе тот же правительственный сайт нынче считает живыми 203 населённых пункта. И вновь махровая ложь. Уже в 2010 году в 56-ти сёлах и деревнях не проживало ни одного человека, а численность населения ещё 39-ти населённых пунктов была от 1 до 10 человек. А вот информация по Орловскому району, где если верить сайту правительства, жизнь бьёт ключом в 190 населённых пунктах. Уже в 2011 году здесь число сёл и деревень, по данным муниципалитета, было 164, из которых в 51-ом не проживало ни одной живой души, а ещё в 66-ти – от 1 до 10 человек. И подобные картины характерны как для северных районов, так и для южных. Если учесть, что площадь Кировской области сопоставима с европейским государством, Россия имеет здесь зелёную землю, опустевшую от крестьян.

А ведь прежде чем строить программу развития сельских территорий, нужно иметь реальную статистику. Или чиновники рады обманываться? Если среднероссийский показатель сельского населения оценивается в 26%, то в Кировской области люди села занимают 23,23%, или на 1 января 2018 года 298 096 человек. Предприятия, имеющие отношение к сельскому хозяйству, размещаются в 343-х населённых пунктах. По этому показателю и можно судить о реально живых сёлах и деревнях области. Не густо.

Кого поддерживает государство?

Глава аграрного комитета госдумы Владимир Кашин на очередных парламентских слушаниях, посвящённых бюджетной поддержке АПК, назвал существующее финансирование сельского хозяйства геноцидом в отношении крестьян. Участие в работе комитета приняли представители 50 регионов России. Разговор получился горячим и доказательным.

Разве можно признать нормальным, когда урожаи бьют рекорды, а доходы в итоге существенно снижаются и даже приносят хозяйствам убытки? В 2017 году при отсутствия ценовой политики, когда государство не выполнило роль регулятора, убытки крестьян выросли почти на 50%. Как было озвучено главой комитета, на селе сегодня проживает 26 процентов населения России, и было бы логичным по 20-ти программам федерального бюджета получить для села четверть средств из общих 7,6 триллионов рублей – на больницы, школы, жильё, производственные центры, спорт и культуру. По факту на устойчивое развитие сельских территорий федеральный бюджет выделяет лишь 16 млрд. рублей да столько же дают сами территории. А по числу сельских жителей эти территории должны получать 1,9 триллиона рублей.

По госпрограмме «Развитие сельского хозяйства и сельскохозяйственных рынков» бюджетом в 2018 году предусмотрено 242 млрд. рублей. Если эту цифру разделить на 117 миллионов гектаров пашни или на 80 миллионов посевных площадей, господдержка выйдет на уровне 35-40 долларов на гектар земли. В Европе – до 800 долларов. В результате земля выводится из оборота, а обрабатываемые площади недополучают минеральные удобрения и органику, а в худшем случае зарастают сорняками.

С другой стороны, львиная часть господдержки отдаётся крупному бизнесу. Например, в 2016 году крупный бизнес, доля которого среди производителей 1,2 процента, прихватил 40 процентов льготных кредитов.

Когда молоко и коровы впереди людей

Опыт ведения сельского хозяйства Кировской области наглядно показывает сегодня, к чему приводит действующая политика. По данным официальных отчётов, только за 3 последних года сельское хозяйство региона лишилось 49 сельхозпредприятий, а рабочие места на селе сократились на 1800 единиц. Ещё более устрашающей эта статистика выглядит в разрезе 12-ти последних лет. В минус за это время в области ушли 344 бывших колхоза, а рабочие места уменьшились на 33 600 единиц, составив в среднем 20 тыс. мест на конец года. И как назвать по другому эти процессы, если не геноцидом в отношении крестьянства?

Из сохранившихся 279 сельхозпредприятий нынче уверенно стоят на ногах 90-120. Обрабатываемые площади сельхозугодий за 12 лет ушли в минус почти в два раза, с 2147,0 тыс. гектаров в 2005 году до 1109,2 тыс. га в 2017-ом, а пашня сократилась на 52,5%. На фоне этих «успехов» министр сельского хозяйства Алексей Котлячков не теряет уверенности в том, что сельское хозяйство области движется в правильном направлении. По его словам, в бизнесе сегодня работают те, кто умеет работать. В своём интервью правительственной газете «Кировская правда» он в доказательство правильно выбранного пути приводит наличие современной техники в хозяйствах АПК. Говорит о намеченной цели произвести в регионе 1 миллион тысяч тонн молока в год, когда нынче этот показатель составляет 600 тысяч тонн.

Если посмотреть результаты работы в молочной отрасли более приземлённо, сомнительность поставленной цели будет очевидна. Ежедневно хозяйствами области производится 1600-1700 тонн молока, из которых на внутреннем рынке идёт в переработку около 1000 тонн. Остальное молоко вывозится производителями за пределы региона не по самым высоким ценам – лишь бы взяли. Уже в этом заложен риск остаться без прибыли. В условиях, когда рынок молока затоварен дешёвым растительным маслом, а правительство уходит от функций регулятора, риск банкротства очевиден. Часть молока область вывозит в Татарстан и Удмуртию, где также присутствует перенаполнение рынка, а своя переработка недостаточна. И куда кировчане повезут молоко, когда его станет на 40% больше?

А кроме того, идея стать производителем-миллионером должна иметь под собой просчитанные планы хотя бы по росту поголовья коров, которые произведут этот молочный миллион.

Если на начало года поголовье составляло в области 84 600 коров, то с сегодняшней производительностью нам недостаёт ещё 36 тыс. голов. С неба они не упадут, процесс требует немалого времени, а какой же нормальный хозяйственник будет обеспечивать рост поголовья, когда нет сбыта и цен, гарантирующих прибыль. Можно, например, закрыть на замок швейную фабрику, а куда девать «лишних» коров, если рынок молока обвалился? Да и молочные комбинаты сами на земле, как грибы, не растут. Вот и получается, что чиновники тешат себя сказочными планами по молоку, забывая, что на переднем плане, впереди коров, должны стоять люди и их проблемы, от которых село нынче вымирает.

Управляемость экономикой – основа жизни

Одной из причин опустения сельской местности от людей и сельского хозяйства является утрата управляемости экономикой региона. Вопросы социального характера - современное жильё, образование, медицина, культура и спорт, пассажирское сообщение и интернет для привлекательности села необходимы, но без работающей экономики они удержать людей на селе не в состоянии. Вот один из примеров сельской экономики, по которому можно судить о её управляемости в регионе.

ОАО «Вяткаагроснаб» работает в Кировской области с 1993 года. Это единственное предприятие - региональный оператор по лизингу сельскохозяйственной техники. Иначе говоря, это посредник между «Росагролизингом» и конкретными предприятиями АПК области в  приобретении сельхозтехники. Предприятия охотно идут на лизинг, поскольку при рассрочке платежей на 5 лет они получают технику в своё управление немедленно. А при посредничестве с «Вяткаагроснаб» они ещё и пользуются льготами в виде снижения цены договора на 15%.

24 апреля 2018 года на аграрном комитете  Заксобрания области гендиректор ОАО «Вяткаагроснаб» Борис Бусыгин сообщил  оглушительную новость. Оказывается, ОАО уже с 2016 года находится в предбанкротном состоянии. А с 2013 года успешное ранее предприятие стало накапливать долги, совершив казалось бы безобидную финансовую операцию. По просьбе руководителей муниципалитета г.Белая Холуница «Вяткаагроснаб» поставила городу в рассрочку каменный уголь на 49 млн. рублей. Вот только оплаты за уголь с тех пор не поступило ни копейки. Для предприятия с уставным капиталом 133,6 тыс. рублей и годовой выручкой 205,2 млн. рублей данная сделка стала роковой.

 В результате банки перестали выдавать обществу кредиты, а когда компания перестала выполнять обязательства по ранее полученным сделкам, с её счетов были списаны последние деньги. В итоге 16 фирм получили претензии от «Агролизинга», а если долги не будут погашены в срок, число предприятий-должников возрастёт до 128-ми, а сумма претензий – до 700 млн. рублей.  Оказывается,  отношения с «Росагролизингом» «Вяткаагроснаб» строила на коллективном договоре с участниками предприятия, в соответствии с которым за долги они несут коллективную ответственность. Положения этого договора не афишировались, и участники об обязательствах уже подзабыли. Но почему областной агропром не был в курсе финансовых проблем «Вяткаагроснаба» - понять невозможно. Это означает, что роль министерства в работе АПК декоративна, а работать с землёй в регионе – опасное занятие.