Как вступить в КПРФ        



Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

Сергей Мамаев: коррупцию и нищету всегда прикрывают разжиганием бессмысленных дискуссий

«По улицам Кирова бегают огромные крысы, создавая реальную опасность для жителей города. В скором времени в Кировской области может исчезнуть система потребкооперации. Возможно, для скрытия масштабных хищений, глава Яранского района Денис Иконников организует взрыв Яранского элеватора – одного из крупнейших элеваторов в России, который был заброшен в «сытые» 2000-е. Областной Минюст прекращает свою работу на 5 дней по причине отсутствия денег на выплату зарплаты своим сотрудникам. Госимущество Кировской области продаёт олигарху историческое здание областного краеведческого музея (ул. Спасская, 17) за 826 тыс. рублей. Вдумайтесь: музей работал с конца XIX века; он пережил Октябрьскую революцию, Гражданскую и Великую Отечественную войны, «шоковую терапию» 90-х, но не смог пережить «Единую Россию»...», – пишет руководитель фракции КПРФ в Законодательном Собрании Кировской области Серегй Мамаев на своей странице ВКонтакте.

Это не ремейк романа «История одного города», это самые последние региональные новости; это реалии нашей родной Кировской области. В страхе потери последних рычагов управления, партия «Единая Россия», наученная зарубежными политтехнологами, выучила новые для себя понятия: «рейтинги», «управление общественным мнением», и уже давно применяет тактику «разделяй и властвуй». Коррупцию и нищету всегда прикрывают разжиганием дискуссий на пустом месте, выдумывая «резонансные» и «актуальные» темы. Так было с акциями по переименованию города Кирова и его улиц, сменой часового пояса.

Видимо, поэтому политтехнологи партии власти решили устроить очередную политтехнологическую акцию. Очень печально, конечно, что для этого используется Православная Церковь. Так, недавно Вятская Епархия РПЦ МП выступила с инициативой по установке памятника семье Николая II. Я сознательно предлагаю отложить историко-политические рассуждения о личности Николая II. Но хотелось бы напомнить руководству Епархии позицию церкви по данному вопросу а также то, как церковные иерархи в 1917 году комментировали падение монархии.  Вот, например, наиболее яркие высказывания современников событий Февральской революции о монархии как таковой и конкретно о Николае II.

Епископ Александровский Михаил (Космодемьянский): «Воскрес Христос – и пали рабские дьявольские цепи. Пал самодержавный строй, этот деспотический режим – и рушились путы, которыми окована была вся жизнь человека от утробы матери и до могильной гробовой доски».

Епископ Рыбинский Корнилий (Попов): «Сейчас мы слышали об отречении государя Николая II. Тяжелым крестом для России, для русского народа было его царствование. И недаром же русский народ почитается всегда народом-страстотерпцем! До бессилия был доведён народ старым правительством».

Епископ Переславский Иннокентий (Фигуровский): «Как мы все искренно радовались и торжествовали, когда низвергнут был Богом с престола безвольный император, и волею Божией, а не волею народа – как ложно утверждают неверующие – во главе нашего Отечества поставлены были лучшие люди».

Епископ Двинский Пантелеймон: «Враги православия стараются убедить, будто старые порядки и старая власть были благоприятны для церкви и для духовенства. Но это не верно, они никогда не были благоприятны. Старое правительство в упоении своей властью не считалось ни с постановлениями святых отцов, ни с епископской благодатью, а грубо господствовало над высшим духовенством, обращая церковь в служанку для своего возвеличения и тщеславия. С этой целью старая власть не допускала, чтобы епископы православной Церкви собирались бы для свободного управления делами Церкви. Со стороны могло казаться, что у епископов полнота власти, что они все могут, а на самом деле им представлялась одна только видимость участия в церковном управлении. Все же дела церковные решались светскими чиновниками, иногда маловерующими или даже просто еретиками, которые глумились над архиереями. ...Грех против церкви это есть самый главный грех старой власти и, пожалуй, он больше всего и привел прежнее правительство к погибели, а теперь продолжает быть причиной многих настоящих и грядущих бедствий».

Епископ Екатеринодарский Иоанн (Левицкий):

«Духовенство давно сознавало тяжелое порабощение народа и церкви сильными мира сего. Сознавало это и скорбело и, сколько могло, возвышало иногда свой голос. Но голос его, как слабый, заглушался более сильными голосами и почти не достигал желанной цели. Теперь народ-богатырь сбросил с себя оковы рабства, и Церковь вздохнула свободнее. Как узник, освобожденный из темницы, чувствует себя на верху счастья, так и Церковь в лице верных чад своих не может не радоваться своему освобождению от тех стеснений, которые давили самоопределяющуюся ее жизнедеятельность».

Очевидно, что отношения Церкви к монарху было, мягко говоря, не простым. Так, православный историк Дмитрий Поспеловский, которого сложно заподозрить в симпатиях к Советской власти, в качестве аргумента против канонизации указывал на свидетельство знавших царя офицеров о его «удивительно безучастном» отношении к массовым человеческим жертвам в Первой мировой войне: «такие ли ещё погибали, обойдемся с другими, ещё хватит». По комментариям опубликовавшего дневники императора доктора исторических наук Корнелия Шацилло, убийство очередной кошки (истреблением которых Николай II развлекался в отсутствие более подходящей для охоты живности), было для Николая важнее, чем рассказ вернувшегося с Русско-японской войны приближённого.

Кроме того, в 1996 году в докладе комиссии по канонизации Священному синоду было прямо указано, что канонизация не должна дать поводов и аргументов в политической борьбе или мирских противостояниях, а «способствовала бы объединению народа Божия в вере и благочестии». То есть сама Церковь наложила запрет на использование темы интронизации бывшей монаршей семьи в политических целях, разъединяющих общество. Ну, а как мы выяснили, вопрос об установке памятника семье Николая II в Кирове является исключительно политическим. Особенно печально, что в этих грязных политтехнологиях принимает участие Епархия во главе с митрополитом Марком.

Именно об этом я сказал во вчерашнем разговоре с вице-губернатором Андреем Плитко. Андрей Геннадьевич согласился с моими доводами и на сегодняшнем пленарном заседании Гордумы вопрос об установке памятника был снят. Однако, было решено вынести вопрос о памятнике на «общественное обсуждение». По моему мнению, это глубоко ошибочное решение. Разве это такая актуальная тема, чтобы её выносить на «общественное обсуждение»? Очевидно, что подобным решением власть попытается как можно сильнее разжечь дискуссию на пустом месте.

Поэтому я бы призвал руководство Епархии воздержаться от участия в политических технологиях, устраиваемых партией власти. Давайте лучше вместе обратим внимание на запредельный уровень коррупции, бесправия и нищеты в Кировской области. Об этом важно и нужно говорить, эти проблемы необходимо решать!