Как вступить в КПРФ        



Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

Ветераны труда и активисты Кировского городского отделения КПРФ возложили цветы к памятнику Максиму Горькому

В день 150-летнего юбилея писателя Максима Горького, 28 марта 2018 г., кировские коммунисты и ветераны труда возложили цветы к его памятнику, который расположен в Нововятском районе города Кирова. Об этом нам рассказала первый секретарь Кировского горкома КПРФ Марина Созонтова.

— Прокладывать дорогу к постаменту собравшимся пришлось по сугробам, так как расчисткой снега здесь никто не занимается. Да и сам памятник Максиму Горькому требует ремонта.

У тех, кто пришёл сюда, с памятью всё в порядке, чего не скажешь о представителях власти. Для них, видимо, и 150-летний юбилей всемирно известного писателя – не повод привести постамент в порядок, – отметила Марина Сергеевна в беседе с kprf43.ru.

Известно, что Максим Горький (настоящее имя – Алексей Пешков) посещал наш город. Так, в 1986 г. краевед Евгений Петряев опубликовал в газете «Кировская правда» статью «Максим Горький бывал в Вятке», приуроченную к 50-летию со дня смерти писателя. Петряев указывал, что в середине 1980-х годов при сопоставлении каталога библиотеки А. М. Горького в одной из книг, изданных в 1983 г., был найден листок, на котором Алексей Максимович записал: «…Началось с Франжоли. Мой визит к нему в Вятке». Австриец по происхождению, Тимофей Франжоли был сослан в Вятку за революционную деятельность – участие в одном из народовольческих кружков. В нашем городе Тимофей Афанасьевич открыл свой бизнес – стал владельцем булочной и кондитерской в доме на углу улиц Царевской (ныне – улица Свободы) и Московской. Будучи богатым и уважаемым предпринимателем, Франжоли не отрекся от юношеских революционных настроений. В доме австрийского кондитера на Московской регулярно собирались различного рода «неблагонадежные лица». Его сын, Владимир Тимофеевич, стал редактором газеты «Вятская речь» и разделял оппозиционные взгляды отца.

Через 40 лет после приезда в Вятку Максим Горький создал произведение с определенными «вятскими мотивами». В начале 30-х годов Горький решил вновь обратиться к драматургии — после более чем десятилетней паузы (в 20-х годах он не писал новых пьес). Писатель задумал создать драматический цикл о дореволюционной России, который должен был отобразить период от кануна революции до событий современности. Началом этого цикла стала пьеса «Егор Булычёв и другие». Литературоведы долгое время придерживаются мнения, что именно вятский предприниматель Тихон Булычёв послужил писателю Алексею Горькому прототипом образа главного героя в этой пьесе.

В противовес рекламе, которая расхваливала удобства на пассажирских судах Тихона Булычёва, бывалый путешественник Горький сформировал о них совсем другое мнение. 23 июля 1895 г. писатель опубликовал критическую заметку в «Самарской газете», в которой отзывался о вятском пароходовладельце Булычёве как «о безобразном хозяине реки Вятки». Алексей Максимович указывал на то, что река оказалась «в его полном и бесконтрольном распоряжении». Горький критиковал Булычёва за то, что его пароходы ходят все время перегруженные, в связи с чем пассажиры испытывают определённые неудобства. Так что Горький был действительно осведомлён о Булычёве и его деятельности. К тому же, как указывал краевед Евгений Петряев, раз писатель действительно бывал в Вятке, значит мог получить и дополнительную информацию об интересовавшем его человеке.

Долгие годы краеведы и историки искали вятские автографы Горького. Судьба улыбнулась в 1956 г. исследователю Пленкову. В Кировском областном архиве он обнаружил письмо с собственноручной подписью Алексея Максимовича. Письмо было датировано 30 сентября 1920 г. и посвящено судьбе профессора Н. М. Каринского. В начале XX в. Николай Михайлович стал известен как крупный ученый-лингвист, диалектолог, палеограф, преподаватель ряда петербургских вузов. В 1919 г., спасая свою семью от страшного голода, Каринский переезжает в Вятку. Здесь необходимо отметить, что в первые годы революции в Петрограде по инициативе Горького была создана специальная комиссия по улучшению быта учёных (КУБУЧ), которую писатель сам возглавил в качестве председателя.

Когда профессор Каринский уехал в Вятку и лишился возможности получать специальный паёк комиссии, Горький решил поддержать учёного и отправил в местный губисполком письмо такого содержания: «Профессор Н. М. Каринский в бытность его в петербургском университете получал учёный паёк, которого лишился вследствие командировки в город Вятку, а потому комиссия по улучшению быта учёных просит Вятский губисполком выдавать профессору Н. М. Каринскому достаточный паёк, обеспечивающий его существование и нормальную научную и педагогическую работу». Так, благодаря заботе Горького профессор Каринский, перебравшийся в Вятку, был спасён. В последствии Каринский стал первым директором Вятского научно-исследовательского института краеведения, который с 1922 г. принял на себя руководство краеведческим движением в Вятской губернии и большую часть научно-исследовательской работы по региональному краеведению.

В 1935 г. две отличницы из Уржумской школы им. В.И. Ленина Нина Лапина и Таня Полстовалова написали Максиму Горькому письмо. Его текст не сохранился, но известно, что подруги рассказывали о своей учёбе, делились впечатлениями о только что просмотренной кинокартине «Мать». Адреса Горького они не знали, поэтому на конверте написали просто «Город Москва, Дом писателей, Алексею Максимовичу Горькому». В школе о письме литератору Лапина и Полстовалова никому не сказали, думали, что маститый автор многих известных книг им не ответит. Действительно, в 30-е годы Горькому писали со всего Советского Союза, его портреты висели в каждом втором доме, он был самым издаваемым в СССР советским писателем: за 1918-1986 гг. общий тираж 3556 изданий составил 242,621 млн экземпляров. Прошёл месяц, и от Горького всё-таки пришло письмо со штампом «Москва».

«Дорогие мои пионерки! — писал Горький, — Письмо Ваше очень понравилось мне». Видимо, пожилого писателя растрогала та вдумчивость и серьёзность, с которой юные девочки посмотрели фильм «Мать» («а то иные посмотрели и забыли»). Далее Горький в этом большом ответном письме говорит о том, как смело и умно пионеры вмешиваются в работу отцов, старших братьев и сестер, как сознательно выступают на различных съездах, радуется растущей смене. Алексей Максимович указывает, что молодёжи не стоит расслабляться, так как враг не дремлет: «деревенские кулаки, замаскированные остатки городской буржуазии и всякая гнусная шваль» готовы выступить против детей-пионеров. В пример Горький ставит убитого родственниками Павлика Морозова и замученного кулаками 14-летнего смоленского пионера Сенина. Конец письма написан в сентиментальных тонах: «…Завидую я, старик, вам: какая радостная, широкая и интересная жизнь развернута перед вами, какие прекрасные подвиги труда и творчества можете вы совершить! Учитесь, дорогие мои ребята, учитесь крепко, живите дружно! Сердечный привет. 30 декабря 1935 г.»

Ветеран кировского комсомола Исайя Моносзон в неопубликованной рукописи рассказывал о том, как рады были получить письмо от Горького уржумские пионерки, но вступить в дальнейшую переписку они не успели – в 1936 г. писателя не стало.

Смерть Максима Горького дала отсчёт многочисленным мемориальным и памятным инициативам. На основании Постановления президиума ВЦИК от 8 сентября 1936 г. кировскому государственному областному художественному музею было присвоено имя Горького. В советском Кирове популярным место отдыха был сад им. А. М. Горького с памятником литератору, который располагался за кинотеатром «Октябрь». К сожалению, монумент в начале смутных 1990-х гг. пропал, сад был практически полностью застроен, музей в «перестройку» переименовали в честь братьев Васнецовых. Дом Тимофея Франжоли, у которого в гостях бывал Горький, сломан ещё в начале 1970-х гг. Сегодня в городе Кирове именем Горького названа библиотека и одна из улиц.