Как вступить в КПРФ        



Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

Кто «кошмарит» бизнес?

Чтобы представить, насколько прочно вошло в рыночную экономику Кировской области банкротство, достаточно посмотреть статистику работы областного арбитражного суда за 2016 г. Из поступивших в суд 514 обращений почти половина (253 заявления) от физических лиц, а еще 263 – от предприятий. Иначе как трагедией для широкого круга людей назвать эти явления невозможно. Банкротство предприятий применительно к нашему региону почти всегда оборачивается безвозвратным уничтожением экономики. Потеря рабочих мест, сокращение бюджета и много всякого рода сопутствующих неприятностей, которыми эти процессы сопровождаются.

Девушка из Уржума

Елена Рябова, предприниматель из Уржума, прошла через испытания в бизнесе в разных формах, включая административное давление и даже банкротство. Ее история красноречиво свидетельствует о том, что бизнес не является легкой прогулкой по жизни. На этом пути неприятности ожидают на каждом шагу и от кого угодно.

В августе 2008 г. Елена купила заброшенное здание в центре города, чтобы на его базе обустроить гостиницу. Пришлось взять крупный кредит, сделать дорогостоящий ремонт. Привела в надлежащий вид фасад, прилегающую территорию, создала уют в номерах. Нарабатывала клиентскую базу. На первых порах, в связи с наступившим в стране кризисом и небольшим потоком клиентов, вынуждена была продать свой дом, чтобы по графику возмещать кредит. Семья перебралась жить в гостиницу. Постепенно бизнес входил в нормальную колею, Елена без проблем платила налоги, по графику гасила кредит.


За этот период в Уржумском районе произошла смена власти, и к руководству пришел Виктор Васильевич Силин, который живо интересовался работой предпринимателей, лично посещая их предприятия. В 2013 г., как рассказала Елена Николаевна, предприниматели были приглашены на планерку к главе, где каждому были назначены денежные суммы в форме пожертвований в пользу города и района. Ей лично предложили внести 85 тыс. рублей для обустройства городских тротуаров плиткой.

Сумма была для Е.Н. Рябовой неподъемной, так как платежи по кредитам отнимали львиную долю доходов, и она от предложения отказалась. Случайно ли это совпадение, но именно после этой встречи в администрации поток клиентов в ее гостиницу стал сокращаться. Как рассказала Елена Николаевна, гостей города и командированных городская и районная администрации стали расселять в общежитии и в служебных квартирах.

А мне на этой ноте вспомнилась проведенная в областном центре операция «Хилтон», когда прогубернаторские бизнес-элиты выстроили частную гостиницу. Под нее «сверху» последовало негласное указание селить командированных по линии департаментов и управлений не в КОГУП «Гостиница правительства Кировской области», а в «Хилтон». После трехлетней работы в убыток гостиница правительства была закрыта, а весь поток командированных в правительство обосновался в «Хилтоне». Кто наработал этот чиновничий опыт, в данном случае не столь важно, но события в Кирове и в Уржуме происходили в одно и то же время.

Обращение за защитой к губернатору Никите Белых, участие в эфире радио «Эхо Москвы в Кирове» пользы Елене Рябовой не принесли. В итоге в Уржуме побывал уполномоченный по правам предпринимателей в Кировской области Андрей Вавилов, а в районной администрации провели постановочную встречу с местными предпринимателями, на которой Елена Рябова вновь почувствовала себя униженной.

Защитница или мошенница?

Последние события произошли в 2014 г., а ровно через две недели после постановочной встречи у главы к Елене Рябовой зашла сотрудница банка, Ольга Собенина, и посоветовала встретиться с арбитражным управляющим Е.Е. Семаковой, своей подругой. Уже позднее Елена нашла в этих событиях подставу против себя.

Интересным был тот факт, что уполномоченный по делам предпринимателей Андрей Вавилов и арбитражный управляющий Е. Семакова некоторое время работали в одном офисе, на расстоянии нескольких шагов друг от друга. Встреча с Еленой Семаковой состоялась в октябре 2014 г. в ее новом офисе на ул. Дерендяева, 59. Разговор происходил с участием Собениной.

Если говорить предметно, то Елена Семакова предложила Елене Рябовой свою помощь: через искусственное банкротство ее гостиницы освободиться от всех долгов и при этом остаться собственником недвижимого имущества. Как рассказала Елена Николаевна, Семакова предстала перед нею в образе защитницы трудяг-предпринимателей.

Мастер спорта по гимнастике, на вид хрупкая, но волевая женщина, Елена Рябова имела тогда один «недостаток» характера: верить людям на слово. И Семакова этим качеством воспользовалась, обратив его в свою пользу. По условиям, поставленным Еленой Евгеньевной, предпринимательница должна была прекратить всякие платежи, включая возмещение кредитов банкам, чтобы показать свою финансовую несостоятельность и создать предпосылки для признания банкротом.

Было и второе условие. Согласно калькуляции, составленной Семаковой в ходе разговора, Рябова должна была оплатить услуги суммой в 370 тыс. рублей, уже через две недели выдать аванс на 100 тыс., а все дела по банкротству закончить за 6 месяцев. Предложенная схема сохранения недвижимости показалась Елене Рябовой реальной, так как Семакова пообещала: «Даже наше СРО «Содействие» поможет выкупить и спасти гостиницу. И мы с вами просто напьемся». Ольга Собенина тоже не осталась в долгу: «Я в фирме по недвижимости работаю, мы для вас всё выкупим, поможем».

Банкротство по сценарию Семаковой

Свои условия Елена Рябова выполнила досрочно. Обещанную сумму она выплатила Елене Семаковой за пять месяцев: частично перевела ей на банковскую карту, а часть отдала наличными, из рук в руки. Работать в гостинице стала одна, вместо прежнего штата в семь человек. Спала в основном по два часа в сутки, а то и вовсе обходилась без сна. Шла к намеченной цели по-спортивному. И можно бы не замечать этих трудностей, если бы не появившаяся седина и постоянные стрессы.

24 октября 2014 г. в отношении ИП Рябовой Е.Н. арбитражным судом было введено внешнее наблюдение, а 5 марта 2015 г. назначено банкротство. Свои обещания Елена Семакова не только не выполнила, но процесс банкротства затянула более чем на 2,5 года. Процедуры проводила с использованием нетрадиционных методов, изображая из себя экстрасенса с даром предсказателя. С каждым месяцем Семакова, по словам предпринимательницы, требовала денег всё больше и больше. Их Елена привозила в офис либо переводила на карточку, переданную конкурсным. В один из приездов Семаковой в Уржум вместе с мужем, бывшим сотрудником полиции, тот отдал ей свою карточку, сопроводив небрежно фразой: «Че это ты на такси разъезжаешь, на, держи». Иными словами, чтобы не тратила время на поездки в Киров, задачу ей «облегчили».

Вся семья Елены Николаевны, включая дочь, сына и маму, стала систематически подвергаться стрессам. У дочери и мужа из зарплаты вычитали по 50%, сына-студента и престарелую 75-летнюю маму периодически посещали судебные приставы (она в поручителях по кредиту). Елена плакала и просила Семакову остановить процедуру банкротства. Та успокаивала: «Всё будет хорошо». Но сохранить за предпринимательницей гостиницу уже не обещала. Говорила, что оставит от продажи недвижимости 1,5 млн рублей, а также автомобиль будет «вечно» ее. Навязывала Елене лечение у психиатра, который сам стал звонить и предлагать услуги. Не поддалась.

На одну из встреч в Кирове (по очередному привозу денег) был приглашен мужчина по имени Павел, которого Семакова представила как сотрудника ФСБ. Последний записал исповедь Елены о фактах нарушения прав предпринимателей, обещал всех наказать и ситуацию исправить, но на деле пошло всё наоборот.

Когда Елена Евгеньевна передала процесс банкротства под контроль молодой сотруднице, Кате Левановой, у нее впервые родилось подозрение, что Семакова ее дурачит. Не выдержав психологической нагрузки обманом, уволилась Катя. Тогда шефство над Еленой Семакова передала своему сыну, Бисерову Артему. Последний при знакомстве заявил: «Я на вас буду развиваться».

Завершение банкротства

Гостиница весь период банкротства работала. За это время предпринимательница передала Семаковой наличными 2 млн рублей. Еще в магазине г. Уржум покупала ей ювелирные изделия из золота. Как утверждает Елена, за двухлетний период она не получила от Е. Семаковой ни рубля зарплаты. Хотя разговоры на эту тему Е. Рябова периодически заводила. В начале декабря 2016 г. Семакова позвонила: «Новости плохие, банк принял решение взять гостиницу на баланс». Как выяснила позднее Елена Николаевна, акт передачи гостиницы на баланс банка был оформлен еще в августе 2016 г. За эту операцию банк выплатил Семаковой премиальные в сумме 800 тыс. рублей, 20% от оценочной стоимости. Как считает Елена, для увеличения размера премии оценка недвижимости была проведена с завышением.

Семакова внушала Елене, что пользуется услугами полиции, в чем сегодня предпринимательница уже не сомневается. 22 мая 2017 г. без предупреждения семью Рябовой Елены навестили сразу три полицейских, включая сотрудника местного ОБЭП. С их непосредственным участием у Елены был изъят автомобиль, проданный на торгах. Несколько телевизоров из гостиницы Елены были куплены братом мужа Семаковой практически за бесценок. Когда изымали автомобиль, полицейские одели на мужа наручники, хотя он повода для этого не давал.

За эти 2,5 года Елена Рябова изучила морально-нравственный потенциал конкурсного управляющего Е.Е. Семаковой до основания. В ее архиве сегодня хранятся записи разговоров с Е. Семаковой при передаче денег, а с ними некоторые изобличающие письменные документы. После одного из разговоров начистоту Елена Николаевна получила в свой адрес множество СМС-оскорблений, вплоть до угрозы засылки бандитов.

Елена Рябова не единственная жертва конкурсного управляющего Е. Семаковой. Сегодня эти люди, испытавшие на себе банкротство не по закону, а по понятиям от Елены Семаковой, объединяются и просят других примкнуть к ним в борьбе за свои права. Телефон для контактов 8(912)728-1386.

У семи нянек

На мой взгляд, процессы банкротства предприятий в Кировской области – это тот перекресток дорог, на котором царствует криминальный бизнес. Назначенные решениями судов, арбитражные управляющие в течение многих лет – мало контролируемые субъекты экономики региона. Как у семи нянек – без глазу. Это то поле, которое по-настоящему не пашется ни прокуратурой, ни полицией, ни СРО. Усилиями только налоговых органов порядок на этом поле не навести, нужен системный подход. Но даже правительство области интереса не проявляет. Что касается Елены Рябовой, она за помощью обратилась в прокуратуру Уржумского района. Чем закончится это обращение, покажет время.