Как вступить в КПРФ        



Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

Погорельцы на полжизни

Число обездоленных граждан в нашем российском обществе практически не уменьшается. Мало того, капиталистическое государство словно бы заведомо планирует экономию на тех слоях населения, которые меньше всего защищены. Чиновники зачастую в упор не видят таких граждан, а последние меньше всего обладают способностью защитить себя от бед, попадая в трудные ситуации. Например, люди, пострадавшие от пожаров, и особенно те из них, кто лишился от огненной стихии единственной крыши над головой.

Между пожаром и переселенческим фондом

Татьяна Калинина уже 21 год живет, словно на пепелище, вынашивая в своем сердце злополучный пожар, который отнял у нее единственное жилье и все, что в нем находилось. Трагедия произошла в мае 1996 года. Тогда в результате умышленного поджога сгорел 4-квартирный дом, расположенный в г. Кирове по ул. Большевиков, 111а, в котором она проживала вместе с двумя сыновьями 10 и 18 лет. За это время в городе выстроены целые дворцы для чиновников, сменила название улица Большевиков на Казанскую, но неизменной осталась судьба Татьяны и ее семьи – она так и живет по документам в несуществующем доме.

Кто жил в разбойные 90-е годы, тот представляет, что означало остаться без единственного жилья. С ее социальным статусом кухонной рабочей столовой завода «Сельмаш» подняться по социальной лестнице тем более было трудно. И где взять новое жилье, как содержать двоих сыновей? Руководство завода выделило ей комнату в общежитии в 20 кв. метров по ул. Красина. В нем семья проживала по 2006 год. Затем завод обанкротился, а жильцов в связи с приватизацией общежития попросили выселиться.

Администрация города выделила семье Татьяны Калининой комнату в 18 кв. м. в переселенческом фонде по ул. Ленина, практически рядом с филармонией. Это тоже была классическая общага с общим коридором на 12 семей, разделявших между собой единственные туалет, ванную комнату и кухню. Здесь семья встретила 2010 год.

Со временем дом пришел в негодность, и Татьяну Калинину переселили на улицу Заводскую, где семья занимала одну из 6 комнат с общим коридором и удобствами на всех жильцов. Были и другие адреса с временной пропиской, все на одно лицо, так как переселенческий фонд в г. Кирове, если судить по данной конкретной истории, иных вариантов по условиям проживания не имеет.

В поисках закона

Ощущение проживания на многолюдном вокзале, с которого без купленного билета всегда могут попросить, Татьяну Калинину не покидало никогда. Она ждала и не могла дождаться своего поезда, который бы привез ее на конечную станцию с постоянным жильем в виде отдельной квартиры, где она станет снова полноправной хозяйкой.

За помощью она обратилась в прокуратуру Первомайского района г. Кирова, а та от имени пострадавшей при пожаре подала иск в суд о предоставлении жилого помещения по договору социального найма. В исковом заявлении прокурора было отмечено, что Т. Калинина до пожара проживала с семьей в квартире на условиях социального найма, а после пожара семья была признана нуждающейся в жилом помещении и в этой связи поставлена на учет. В иске прокурора было особо отмечено, что жилое помещение должно находиться в пределах г. Кирова, отвечать санитарным и техническим требованиям, а общая площадь его должна быть не менее 42 кв. метров.

Основной спор в суде разгорелся по поводу того, каким должно быть это помещение, на которое претендует семья из 3 человек. Оказалось, закон в ситуации с семьей Калининых повернулся к ним спиной. Как следует из п. 1 ч.2 ст. 57 Жилищного кодекса РФ – вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, жилье которых было признано в установленном порядке непригодным для проживания и не подлежит ремонту или реконструкции. Дом, в котором проживала семья Калининых, не был аварийным. И пусть он сгорел и даже не по их вине, а от поджога – это обстоятельство не давало пострадавшим права на внеочередное получение жилья. Не было принято во внимание и то обстоятельство, что семья к моменту судебного заседания скиталась без постоянной крыши 20 лет.

Не менее абсурдной с позиции закона выглядела ситуация с площадью жилья. Вот если бы их сгоревшая 21 год назад квартира состояла из 2 комнат и более, тогда муниципалитет обязан выделить семье полноценную квартиру. А поскольку они жили все в однокомнатном жилье, то имеют право только на одну равнозначную по площади комнату – 14,5 кв. метров. Именно к такому жилью и была «приговорена» судом семья Калининых. Но и до такого жилья следовало дожить, встав в общую очередь. Суд вынес решение 14 апреля 2016 года.

Сюрпризы рукастых чиновников

Сначала Татьяна Калинина отказалась от очередной общаги по ул. Левитана, 6, где ей предложили комнату в коммуналке, с удобствами на 6 семей. Чиновники обратили внимание пострадавшей при пожаре женщины, что она не может претендовать на прежнюю площадь своего жилья в 14,5 кв. метров.

Оказывается, согласно Определению судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ № 43-КГ13-2, общая площадь жилых помещений в виде комнат в коммунальных квартирах – это не жилая площадь самой комнаты. В нее может входить площадь общего пользования даже общей кладовки, а также кухни, туалета и других помещений. Поэтому чиновники посчитали, что комната в 10 кв. метров в коммуналке – верх того, на что может претендовать эта женщина.

Позднее произошла еще одна интересная ситуация с комнатой по ул. Ленина, 79. Получив письмо о предстоящем ремонте и приходе бригады строителей, Татьяна освободила для ремонтных работ комнату и выехала с вещами за город, где стала жить в палатке. Администрация решила, что она выехала из комнаты совсем и свое прежнее решение о предоставлении жилья от 22 июня 2017 года отменила, предоставив комнату другим нуждающимся. А Татьяне было сказано, что, возможно, придется ждать исполнения судебного решения до 2020 года.

Но все же разум, если новое решение можно назвать разумным, возобладал. И администрация города по Первомайскому району своим распоряжением от 20 июля 2017 года выделила семье две комнаты в 3-комнатной квартире по ул. Комсомольской, 23-20. В тексте распоряжения, выделенном в документе жирным шрифтом, указано: «Для временного проживания, до предоставления жилого помещения муниципального жилищного фонда по договору социального найма». В одной комнате этой коммуналки проживает сегодня сын Михаил, в другой – сама Татьяна. Старший сын снимает квартиру, устраивая жизнь самостоятельно.

Я заранее предвижу объяснения чиновников по этой неприглядной истории, в которой они не решили проблему одной семьи за 21 год. Например, в своем письме от 22 августа 2017 года представитель администрации перечисляет шаги по исполнению судебного решения, ничуть не смущаясь прошедшего 21-летнего срока. Оказывается, в 2017 году муниципальное образование объявляло открытый электронный аукцион на закупку жилого помещения для семьи Калининых по тем характеристикам, которые определены судебным решением, однако ни одного предложения от владельцев жилья в областном центре не поступило. Догадаться о причинах несостоявшегося аукциона нетрудно. Новое жилье с перечисленными судом параметрами в современных условиях уже не строится, а старое свои сроки отслужило. 

Сколько пройдет времени до исполнения судебного решения – неизвестно. А я напомню, что с мая 1996 года, когда произошел пожар, в России состоялось 5 выборов президента – от Б.Н. Ельцина, Д.А. Медведева до В.В. Путина. Не меньшее число раз в г. Кирове избирались законодательные и исполнительные органы власти. Только в судьбе Калининых за этот период существенных изменений не произошло, все эти годы в душе и сердце Татьяны Калининой бушует пожар, превративший в пепел и золу ее жилье. Этот пожар до сих пор не могут потушить чиновники городской администрации. С пенсией в 10 тыс. рублей самой Татьяне проблему не решить. И даже реальное улучшение жизни Татьяны на 0,5 процента в год, которым бравирует правительство, ничего хорошего в дальнейшей жизни не сулит. 

Куда ведут граждан лукавые законы

Провозгласив государство социальным, власть с каждым годом отступает от взятых на себя обязательств. Движущей силой для перемен чаще становится господин случай, которым высвечивается проблема, и уже становится ясно, что вопрос следует решать. 
Только авария на Шушенской ГЭС в августе 2009 года заставила правительство признать, что в энергетике страны существуют глобальные проблемы. Взрывы на шахтах в Кемеровской области понудили федеральный центр к принятию повышенных мер безопасности в этой сфере. Ежегодные взрывы боеприпасов на складах в 2011–2012 гг. стали сигналом к наведению порядка в Министерстве обороны.

К сожалению, Россия является страной нескончаемых лесных пожаров, которые в жаркие лета накрывают дымовыми завесами огромные территории. Когда жарким летом 2010 года от торфяных пожаров в дыму оказался ЦФО и нависла угроза задымления Москвы, и тогда поспешили изменить подходы, но обеспечили безопасность в основном в столичном регионе.

Много лет идущие по стране лесные пожары, от которых выгорают деревни и села, так и не побуждают правительство и законодательные органы к принятию законов в отношении погорельцев, утративших жилье. Вот только одно сообщение ТАСС от 18 апреля 2015 года по Забайкальскому краю: «С 13 апреля сгорело 203 жилых дома в 18 населенных пунктах и 284 дачных дома». В августовском пожаре 2017 года в центре Ростова-на-Дону пострадали 692 человека – сгорело жилье вместе с имуществом. В подобных случаях решениями правительства выделяются необходимые федеральные деньги, но это только по нашумевшим в масштабах страны пожарам. На ликвидацию последствий в Ростове-на-Дону федеральный центр выделил 260 млн рублей.

Одним из путей решения проблемы могло быть включение погорельцев в адресную программу «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда», разработанную в г. Кирове в соответствии со ст. 16 ФЗ от 21.07.2007 г. №185. Аналогичные программы существуют и в других регионах. Иначе говоря, речь идет о приравнивании погорельцев по статусу к владельцам аварийного жилья.

Александр ЧУПРАКОВ