Как вступить в КПРФ        



Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

Жители села Покровское Котельничского района готовятся переходить на подножный корм


С 1 июня около трех десятков семей из села Покровское, что в десятке километров от Котельнича, останутся без каких бы то ни было средств к существованию так как прекращает свою деятельность едва ли не единственное на весь населенный пункт предприятие ООО «Вектор Плюс», дававшее жителям села в течение 16 лет приличный и стабильный заработок. Об этом для kprf43.ru сообщала корреспондент Елена Овчинникова.

Когда под обращением к губернатору Кировской области, содержащим даже не просьбу, а настоящий крик о помощи: «Мы не просим денег. Дайте нам работу», – поставили подписи лишь две трети потенциально безработных селян (24 человека), выяснилось, что жители села находятся под настоящей угрозой нищеты и голода:

Перейдем на подножный корм, а ведь кроме взрослых в селе живёт ещё 75 детей. Ведь семьи в Покровском, как правило, чадолюбивые и многодетные.

У нас двое (трое, четверо и даже шесть детей), которых надо кормить, учить, водить в садик, а он тоже денег стоит. На малышах одежда «горит», подросткам давай помоднее, тем, кто в институте – без помощи родителей не обойтись. А сегодня мы все без копейки. Еда? Есть надежда на свой огород, но на одной картошке не проживешь. Пойдут ягоды-грибы – все в лес на заготовки. Деньги от продажи небольшие, но все копейка в дом, – пытаются бодриться отцы семейств, но получается не очень.

Надежда на русское «авось», на то, что «Бог не выдаст – свинья не съест», – для тех, кто привык всю жизнь вкалывать, а не существовать на детские пособия, что чуть больше 200 рублей, весьма призрачна. Потому и укор в глазах, потому и злой безответный вопрос: кому мы плохое делали?..

А ведь когда-то, впрочем, не так давно по человеческим меркам, село Покровское было ничем не хуже других. Не то чтобы образцово-показательное, но люди там не бедствовали: колхозное стадо около трех тысяч голов, да и на личных подворьях полтыщи бурёнок. Поля, что до горизонта, пахались и засеивались, так что рабочих рук даже не хватало.

Потом колхоз тихо «сдулся»: нивы густо заросли сорняком – горизонта не видать, а на всё Покровское остались две коровы: корма нынче очень дороги – людям, оставшимся без работы, они не по карману. Сельчане, особенно молодежь, уезжали в поисках работы: кто-то пристроился в областном центре, кто-то ездил на вахту. Пока в 2011 году не вернулся на малую родину Виктор Гребенкин – боевой офицер, полковник запаса.

Вернулся не сибаритствовать, а, кипя неуемной энергией, трудится. В свою лесозаготовительную фирму «Вектор Плюс» набрал людей – человек 40, непьющих и работящих. Засиживаться никому не давал: на своей технике чистил зимой улицы, дорогу к кладбищу, на месте бывшей своей школы установил памятный знак – да мало ли на селе работы, которую сам «за спасибо», а рабочим все прибавка к зарплате, надо переделать. И цель была у Виктора Алексеевича светлая – помочь землякам выбраться с окраин цивилизации.

Зарплатам тех, кто трудился истово, с куражом, позавидовали бы даже в столице. Большинство же тоже получали достойно, так, что воспрянув духом, люди начали смело смотреть в будущее. Набрали кредитов: кто на новую теплицу или строительство дома, кто на телевизор или машину. Пока в конце прошлого года Гребенкин не объявил: вынужден остановить работы. Трудиться себе в ущерб – так и сам «без штанов» останешься, и людей под монастырь подведешь. Ведь лесосечную аренду подняли в четыре раза, так, что за каждый реализованный кубометр леса отбивается лишь... половина себестоимости.

Мы Виктора Алексеевича понимаем. И благодарны за то, что, несмотря прекращение заготовки леса, пока еще дает работу: кто-то в сторожах, кто-то срубы под заказ собирает. А его карман не бездонный. Но как же быть, если придут приставы и заберут за неуплату кредита все, что есть? Ведь некоторые в залог даже собственный дом внесли. Походите по селу, своими глазами увидите несколько домов, где годами нет электричества – нечем людям платить. И мы так вскоре на улице окажемся... А в Котельнич без денег не наездишься, даже если на бирже труда зарегистрируешься... Билеты туда-обратно на автобусе 150 рублей, которых нет. И работы в Котельниче нет, – обреченно, едва не плачут женщины, пришедшие на встречу с корреспондентом.

Как рассказал Виктор Гребенкин, в декабре 2011 года между департаментом лесного хозяйства и «Вектор Плюс» был заключен договор аренды о передаче лесного участка сроком на 15 лет. Где была прописана не только арендная стоимость кубометра, но и размер ее ежегодной индексации. Однако в 2016 году в одностороннем порядке министерство подняло арендную плату почти в четыре раза, что сразу же сделало бизнес не рентабельным:

Согласно плана лесоустройства, на наших лесосеках более 70% лиственных деревьев, одним словом, дрова, которые мы продаем по 400 рублей за куб со своей доставкой. А себестоимость – 800 рублей. Так в министерстве определили цену «обезличенной древесины». Конечно, хвоя дороже, но ее очень мало, так что расходы, как ни крути, значительно стали превышать доходы. Был я в министерстве, говорил, объяснял – не помогло. Пришлось расторгать договор – плата неподъемная.

Впрочем, Виктору Алексееву не так обидно, что аренда стала для его фирмы заоблачной, а то, что ее повышение коснулась далеко не всех (из обращения к Игорю Васильеву):

...Продолжают жировать крупные лесные компании, которые под маркой инвест-проектов за мизерную цену – чуть больше, а иногда и значительно меньше ста рублей – арендуют огромные объемы лесосечного фонда, продавая лес на корню. Например, УК «Лесхоз», имея в Котельниче 24 тысячи кубометров, а всего по области 440 тысяч, не выполняя никакие условия инвест-проекта, практически ничего не производя, не давая рабочих мест, всю прибыль, а это миллионы и миллионы, отправляет в офшор.

Тогда как «малое предприятие» «Вектор Плюс» не только трудоустроило 37 человек, но и ежегодно пополняло областной бюджет налоговыми отчислениями, превышающими три миллиона рублей:

Мы не только заготавливали древесину, а строили дома, перерабатывали всю мелочь и низкосортную древесину, тушили пожары, сажали лес. Но малый бизнес, дающий нам возможность трудиться и жить достойно, целенаправленно уничтожается. И это бьет не только по населению области, но и по бюджету в целом. Сегодня, когда на аукционы выставляются делянки, где не проведено лесоустройство, где аренда "обезличенного леса" в разы превышает разумные пределы, никто не спешит за них побороться. Так в Котельичском районе лишь на одну делянку, из множества выставленных на аукцион, нашелся покупатель.

Игорь Владимирович! Мы просим дать нашему селу работу, чтобы могли растить детей, жить и работать, как раньше у себя дома, а не ездить по вахтам.