Как вступить в КПРФ        



Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

Сергей Мамаев рассказал о своей службе в группе советских войск в ГДР

Я служил в ГДР в группе советских войск в Восточной Германии, в войсковой разведке. Таких спецподразделений в странах Варшавского договора было очень мало, – пишет Мамаев на своей странице ВКонтакте. В случае возникновения какого-то военного конфликта нас должны были забрасывать в тыл противника, чтобы вести подрывную деятельность. Учили нас топографии, ориентированию на местности. Обкатывали танками. Это была психологическая подготовка войсковых разведчиков во время условного боя.

Вот у нас, кстати, сейчас многие дороги похожи на танкодром. Когда танки шли, а там же в основном песчаные полигоны – они выбивали такие же котлованы. Танк идет, а ты ложишься между гусеницами, и он тебя под днищем пропускает. Не все выдерживали. Некоторые просто кричали и убегали. Такая махина на большой скорости – и прямо на тебя, а ты лежишь на земле в маскхалате... 

Потом, когда танк проходит, ты должен вскочить и бросить в него учебную противотанковую гранату. Но ничего, нормально! Меня и в окопе, и в канаве обкатывали, я и в грязи лежал. С парашютом прыгали. По Восточной Германии – 100 километров по периметру – пешком прошли. Я был командиром разведгруппы (по войсковой терминологии, отделения) в которую, как правило, входило семь человек: командир, старший разведчик, три разведчика и радист. Последние полгода службы был старшиной разведроты. Наш батальон подчинялся непосредственно Министерству обороны СССР. Кстати, когда дворец Амина брали, наш батальон там был. Я только демобилизовался осенью 78-го, как вскоре наши ребята зашли в Афганистан. 


Нас 19 человек из батальона уходило. Из Германии летели самолетом в Москву через Западную Украину. В Москве нас встретили КГБшники, возили по городу с экскурсией, потом провели с каждым беседу. Я впервые тогда, кстати, побывал на Красной площади, хорошо помню ощущение силы и величия страны, которое там испытал. А потом мне предложили работу в охране Брежнева. Однако остаться в Москве я отказался, хотелось домой, к матери в деревню. Зачем мне Москва, когда я два года не видел родителей. 

Многим предлагали ребятам, кто со мной служил. Не помню, по-моему, кто-то согласился. Как бы то ни было, всех отпустили по домам, а потом через райкомы партии нам присылали повторное приглашение. Приехал домой, помню, была самая морозная зима – 1979 год. Остался в деревне, пошел учиться на водителя в ДОСААФ, окончил курсы и стал работать в колхозе. Дали мне ГАЗ-51 – интересная, хорошая машина. На этом легендарном автомобиле шесть месяцев в колхозе работал.