Как вступить в КПРФ        



Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

Нет работы? Плати!

Ряд экспертов утверждали, что после расправы, учиненной 18 сентября над оппозицией, мы станем свидетелями, мягко говоря, неординарных, а порой даже странных инициатив по затыканию дырок в государственном бюджете. Понятно, что есть «священные коровы», на которых вряд ли будут покушаться до совсем уж критических обстоятельств – такие, как, например, фиксированный подоходный налог на богатых и бедных, когда и те, и другие платят равную долю со своих доходов в бюджет.

И пусть вы не найдете ничего подобного ни в одной развитой стране, но в нашей России, увы, в карман состоятельных граждан государство залезет только уж совсем в критических обстоятельствах.

Гораздо проще решать проблемы сведения концов с концами за счет неорганизованного и совсем небогатого большинства. Тем более, что отъем у большинства населения доходов и социальных благ сейчас, в отличие от «лихих 90-х», происходит постепенно и не у всех сразу. Например, льготы на проезд по Москве у пенсионеров Московской области отняли, но сами пенсионные удостоверения в этой части еще действовали и у каждого заканчивались индивидуально, поэтому люди, конечно же, повозмущались, но никакого организованного протеста, в отличие от отъема льгот в 2004 году, создать не смогли.

Еще одна инициатива последнего времени была воспринята скорее юмористически, но тоже показала, что наши власти отличаются нестандартностью мышления, и что ни одна категория граждан, кроме, разумеется, самых состоятельных, не может чувствовать себя спокойно. В конце сентября вице-премьер Ольга Голодец сообщила, что в правительстве России обсуждается законопроект о введении сбора с трудоспособных граждан, не имеющих официальной работы. В средствах массовой информации и в соцсетях эту идею назвали «налогом на тунеядство».

«Ну, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы, кто хочет поработать?» – спрашивал милиционер в фильме «Операция «Ы»…». При слове «тунеядец» сразу возникает образ неких опустившихся людей, пьющих и неопрятно одетых, иногда даже судимых, ведущих асоциальный и паразитический образ жизни, периодически, как во всеми любимом фильме, попадающих на 15 суток ареста, но даже там не желающих работать. Кому же такое понравится? Как показал опрос ВЦИОМа, наши граждане, все еще воспитанные во многом на советской культуре и фильмах, в большой части идею поддержали – целых 45% россиян посчитали введение налога на тунеядцев справедливым, причем среди старшего возраста инициативу поддержали даже 59% опрошенных. «Кто не работает, тот не ест!»

Казалось бы, действительно, почему те, кто не работает или формально не работает, должны пользоваться такими же благами цивилизации, как и те, кто добросовестно платит налоги?

Правда, довольно быстро пришло понимание, что наше общество построено на принципах очень далеких от справедливости и, во-первых, под категорию «неработающих» может попасть огромное число так называемых самозанятых граждан, которые вынуждены выживать, подрабатывая неофициально, на весьма низкооплачиваемых работах – от разнорабочих, до нянь, частных извозчиков и даже репетиторов. Все эти люди с удовольствием работали бы официально, если бы после уплаты всех налогов и сборов у них оставалось хоть что-то на жизнь. Между прочим, по некоторым оценкам, таких работников в России около 20 миллионов человек.

И ведь гораздо проще обложить налогом граждан, занятых в теневой экономике, чем создавать условия, в которых работать в «тени» будет просто невыгодно. Хотя следующий и очевидный вопрос был – а на какие налоги с «тунеядцев» вы рассчитываете, если в основном это действительно беднейшая часть населения? Понятно, что эти люди платить не будут, а вот социальное напряжение явно возрастет. Люди, вместо того, чтобы начать работать официально, просто десоциализируются. И резко возрастет спрос на справки о фальшивом трудоустройстве. На Западе давно уже поняли, что выброшенные из общества граждане могут стать опаснее зверей, особенно если их много, и поэтому никому в голову не приходит сознательно выкидывать «на обочину» даже самых неплатежеспособных.

Во-вторых, самое интересное – как устанавливать критерии тунеядства? Словарь Ожегова определяет тунеядца как «человека, живущего за чужой счет, чужим трудом». Присваивая прибавочную стоимость – первое, что приходит на ум. Разве не живет за чужой счет капиталист, присваивающий прибавочный продукт, чужой труд рабочих? Или акционер, живущий на доходы с пакета акций? Или рантье, дающий деньги в долг под проценты? Или люди, которые во времена лихой приватизации прихватили разного рода объекты недвижимости и теперь сдают их в аренду? И вообще, мы-то помним, как проходила приватизация в России, кому и в каком порядке достались самые доходные части промышленного потенциала, который строила вся страна. Неужели эти люди, просто оказавшиеся в нужное время в нужном месте и на ключевых должностях, более полезны для общества, чем самый распоследний безработный?

Да и вообще, разве капитализм не является системой, где тунеядство и стремление жить за чужой счет, чужим трудом, не только культивируется, но и просто является мечтой и почти эквивалентно счастью? При рыночной экономике умение жить за чужой счет возведено в культ. Много ли вы знаете современных отечественных или зарубежных фильмов, где прославляется человек труда, где главный герой тяжко работает, чтобы стать самым богатым? Зато масса прямо противоположных примеров из жизни, да и из фильмов тоже – множество людей, сотни, а то и тысячи, действительно работают тяжело, чтобы один красиво отдыхал. Вся «культура» капитализма основана на очень простой и примитивной мысли – схватить любым способом денег и жить всю оставшуюся жизнь ничего не делая. Да, после 90-х в России такая сказка для некоторых стала реальностью. И кстати, мы видим наглядно, что если эволюции потребовались миллионы лет, чтобы с помощью труда превратить обезьяну в человека, то обратный процесс в отсутствие труда идет намного быстрее.

Кстати, в нынешней Конституции нет права на труд. Там сказано, что «труд свободен». Ну как начальник кричит на починенного: «Свободен!» Никто и не собирается обеспечивать граждан работой, нет у государства сейчас такой функции. Безработица, за которую хотят брать налог, – важнейший элемент рыночной экономики. Сама система стимулов к труду при капитализме и рынке прежде всего основана на страхе – страхе быть уволенным, потерять работу, а с ней и общественный статус. Посмотрите по сторонам, много ли вы знаете примеров, когда человек добился богатства и почета своим упорным и квалифицированным трудом? И вообще, много ли вы знаете случаев, когда тот, кто что-то производит, имеет доходы хотя бы сопоставимые с теми, кто перераспределяет?

Я как-то читал сравнительную статистику – не самых бедных людей, мировых звезд шоу-бизнеса, сравнивали по доходам с торговцами, банкирами или рантье. И даже самые богатые, всемирно известные звезды, как Пол Маккартни, Мик Джаггер или Мадонна, по своим доходам стояли вровень с никому не известными владельцами торговых сетей средней руки.

Капитализм, на мой взгляд, и есть общественная система, где тунеядство является высшим достижением. Видимо, в правительстве тоже появились какие-то сходные мысли и поэтому закон о налоге с «тунеядцев» отложили на неопределенное время. А на мой взгляд, самый лучший, самый справедливый и уж точно самый эффективный налог на любителей жить за чужой счет – просто прогрессивная шкала налогообложения. И, уверен, никуда нашей стране от нее не уйти, потому что та самая критическая ситуация, где нельзя просто потреблять и ни о чем не думать, неумолимо подбирается к нам. Редкий случай, когда мировой опыт прост и однозначен – все промышленно развитые страны имеют очень жесткую прогрессивную шкалу налогообложения, а многие банановые республики гордятся плоской шкалой и открытостью для инвестиций – переведя на русский: возможностью грабить их самым легким образом.

В заключение напомню слова замечательной песни, научившей весь мир совершенно по-новому смотреть на проблему тунеядства и вообще желания жить за чужой счет, чужим трудом: «Лишь мы, работники всемирной великой армии труда, владеть землей имеем право, а паразиты никогда!»

Источник изображения

Дмитрий Аграновский