Олигархов на чартер, добро – народу…

На минувшей неделе Архангельск с рабочим визитом посетили депутат Государственной Думы России, член комитета по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока Сергей Мамаев (он же - первый секретарь Кировского областного комитета КПРФ). Официальные СМИ по указанию начальства игнорировали визит парламентария – на его пресс-конференции присутствовал только один журналист «Эхо СЕВЕРА»…

«Эхо СЕВЕРА» на предстоящих выборах игнорирует чёрный пиар и характерную для губернских СМИ практику информационных блокад. Редакция предоставляет трибуну всем политическим силам и восполняет пробел в информационном пространстве, публикуя стенограмму пресс-конференции коммунистических политиков. Заметим, что официозные СМИ явно перестарались, ведь Мамаев (кто бы как ни относился к коммунистам) - член комитета Госдумы по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока. Кому как не ему можно, казалось бы, задавать любые вопросы про бедственное экономическое положение в Архангельской области? Важность визита федерального парламентария подчёркивает и то, что его принял глава региона – им было что обсудить. Вот почему официозные губернские СМИ явно перестарались с информационной блокадой.

Далее – стенограмма пресс-конференция Сергея Мамаева и депутата Архангельского областного Собрания, председателя фракции КПРФ Александра Новикова.

Александр Новиков:

- Средства массовой информации оповещены, при этом выяснилось, что многим журналистам под страхом увольнения запрещено ходить на пресс-конференцию с представителями коммунистической партии Российской Федерации, за что огромное спасибо руководству области и персонально Игорю Анатольевичу Орлову, с которым несколько минут назад состоялся очень теплый разговор. Мы рады, что он нашёл время встретиться с представителями первой тройки КПРФ, идущей на выборы, но, с другой стороны, абсолютно непонятно, кто же тогда отдавал указание, чтобы журналисты в преддверии выборов не встречались с представителями КПРФ.

Наверное, это показатель авторитета компартии в Архангельской области и в России в целом, если такая жёсткая информационная блокада возникает вокруг кандидатов, идущих на выборы.

Дополнительно мы можем сообщить, что к 72-му одномандатному избирательному округу (город Архангельск) прикрепили 20 тысяч избирателей, это русскоязычное население, проживающее в Узбекистане.

Было бы понятно, если бы это были русскоязычные в Армении, всё же и поближе немножко, и страна гордая, но это тоже говорит о многом. Ссылаются на указание ЦИК, ну, бог им судья, я думаю, нас это также не страшит.

Хотелось бы выразить персональную благодарность главному редактору информационного агентства и одной из самых задиристых газет в Архангельской области Илье Азовскому, который присутствует здесь и, наплевав на условности, возникшие внутри журналистского корпуса, откликнулся на предложение посетить эту пресс-конференцию.

Я предлагаю считать пресс-конференцию открытой. В качестве ремарки хочу сказать, что Сергей Павлинович (Мамаев – прим.ред.)— мастер спорта по боксу. (Общий смех)

Сергей Мамаев:

- Да, я часто бывал в Северодвинске, приезжал на соревнования, у меня там друзья, лучший друг, очень известный здесь, Аксёнов Николай Кузьмич, легендарный боец, который участвовал в первой матчевой встрече СССР-США в Лас-Вегасе, где он выиграл поединок и стал заслуженным мастером спорта, он был лучшим тренером Северо-Запада, на первенстве Москвы выиграл бой у Игоря Высоцкого, олимпийского чемпиона.

Но тогда тоже было лоббирование, Игорь уехал на Олимпиаду и стал чемпионом.

Тогда Аксёнов бросил перчатки, варежки, как мы их называем, ушел с ринга и уехал сюда, в Архангельскую область, в Северодвинск.

А на матчевую встречу направили не Игоря Высоцкого, а именно Николая, и он тогда очень достойно выступил. Потом он переехал в Вологду, а сейчас уже, к сожалению, ушел в мир иной.

Илья Азовский – главный редактор ИА «Эхо СЕВЕРА»:

- У нас тоже в регионе есть политик боксёр – он председатель областной федерации бокса и депутат от «Единой России». Я имею в виду Александра Дятлова. Может, вам матч устроить – боксёр-коммунист против боксёра из правящей партии?

Мамаев:

- Ну, если он от «Единой России», то я ему не завидую. А российская школа бокса дает большой запас прочности, и у нас есть боксёрское братство, и оно останется в грядущих поколениях.

Азовский (не унимается):

-​ А как насчет спарринга с Дятловым?

Мамаев:

- ​ Ну, к спаррингу надо готовиться как минимум неделю. Сбросить вес... И потом, этому Дятлову сколько лет? За сорок? Ну, он меня намного моложе. Мне надо готовиться недели две...

Азовский (никак не уймётся):

-​ Вы сбросите вес, он наберёт — вы готовы?

Мамаев:

- ​ Я готов. В любое время, одной левой отработаю. И я убеждён, на этот бой будут ставки, и промоутеры и с моей, и с его стороны заработают хорошие деньги. Промоутеры, не мы.

Азовский:

-​ Так это будет матч Мамаев против Дятлова или КПРФ против «Единой России»?

(смех)

Мамаев:

-​ Я нокаутировал сегодня губернатора Кировской области. В прямом смысле. 160 запросов!

Я его вызывал на ринг, когда шел на выборы в позапрошлом, 2014 году.

Я его приглашал, а он меня пытался устранить.

 За мной ездили люди, наркоманы, но у них это не получилось, просто они оказались слабенькие, потому что наркоманы.

Что касается Республики Марий Эл — я там нокаутировал такого монстра, как Маркелов, который 15 лет губернатор.

Мы провели свободные выборы, и я его нокаутировал — за то, что он плохо, просто безобразно руководит территорией, практически приватизировал всё, что находится на территории, под свое губернаторское имя, его семья владеет сейчас всеми активами.

Мы выпустили издание: «Коррупция в Марий Эл — миф или ужасающая реальность?» И сегодня этим вопросом занимаются соответствующие структуры. Я могу вам подарить аналитическое издание «Коррупция в Кировской области. Офшорный рай или инкубатор для предателей Родины?», потому что вы представляете прессу. Я когда-то начинал свою деятельность, три года работал журналистом, борзописцем. И сегодня единственный борзописец пришел на нашу встречу.

Александр Новиков – первый секретарь Архангельского обкома КПРФ, депутат Архангельского областного Собрания и лидер одноимённой фракции регионального парламента:

-​ Я добавлю, что Сергей Павлинович сегодня подарил эту книгу губернатору Орлову, но тот как-то неохотно держал её в руках...

Азовский:

- Сколько стоит буханка хлеба, допустим, «Дарницкого»?

Евгений Газеев - заместитель председателя ЦКРК КПРФ:

​- В Архангельске я покупал буханку Дарницкого, она стоит около 30 рублей.

Азовский:

-​ А в Москве?

Евгений Газеев:

-​ В Москве она стоит столько же. Я сам хлеб покупаю.

Мамаев:

- ​ Нет, здесь цены выше. В Москве хлеб дешевле, чем в регионах. И наша точка зрения такова: контроль за ценами, в первую очередь на продукты питания, в регионах отсутствует.

Взять Коми Республику, ту же Кировскую область, там гораздо выше цены на хлеб. Маленькая буханка хлеба в Москве дешевле, чем на периферии.

Азовский:

- ​ … Цены у нас выше, экология безобразная, зарплаты низкие, дороги отвратительные. Проблемы маленьких городов не решаются, люди живут по-прежнему в бараках. Допустим, коммунистическая партия возьмёт, так сказать, контрольный пакет акций в Государственной Думе. Первые шаги, что вы будете делать?

Мамаев:

- Это касается не только Архангельской области, а всех северных территорий. Я работал в комитете по этому направлению.

 Там не только проблемы, названные вами.

Проблемы малочисленных народов, те же кочевые народы — они не имеют никаких нормативно-правовых документов и по сути дела не финансируются государством, они просто-напросто брошены.

Наш комитет, в том числе и я, являемся инициаторами закона о малочисленных народах Севера. Северный коэффициент, который вы упомянули, 15 процентов, что государство пока еще платит бюджетникам, - не все его получают.

А должны его платить не только бюджетникам, его никто не отменял.

Новиков:

-​ У нас коэффициент 20 и 50.

Мамаев:

- ​ Ну, я сказал в среднем по России 15. Проблемы, названные вами, хорошо нам понятны, в случае получения контрольного пакета акций, как вы сказали, естественно, мы эти вопросы пересмотрим — с учётом бюджетирования и с учётом развития.

Сегодня во всех направлениях просматривается стагнация, и не просто просматривается.

 Надо принимать соответствующие законы, а «Единая Россия», к сожалению, блокирует многие предложения, которые необходимы для развития Российской Федерации.

Основной вопрос — это, как говорят у нас в партии, сменить курс.

А сменить его мирным путем, я считаю, мы можем, когда у нас будет контрольный пакет, как вы сказали, в Государственной Думе.

Азовский:

- Мы «уплыли».​ Давайте вернемся к северной надбавке. Понятно, федеральным бюджетникам будет доплачивать федеральный бюджет, областным чиновникам — областной бюджет, а он дотационный.

А кто будет доплачивать людям, которые не на государственной службе? Например, в частном бизнесе?

Мамаев:

-​ По закону — да, индивидуальный предприниматель должен включать в заработную плату и этот коэффициент.

Азовский:

- ​ И как тогда можно говорить о конкурентоспособной экономике, если к зарплате он должен добавить эти 20 процентов, а на них ещё куча процентов всяких налогов и сборов?

Что он может произвести и по какой цене?

Мамаев:

- ​ А что сейчас производят? Сейчас повсюду стагнирует экономика, и не только в Архангельской области, а практически по всей России, за исключением девяти регионов.

Азовский:

-​ Вы уходите от вопроса.

Мамаев:

- ​ Не ухожу. Должны быть преференции по налогообложению частному бизнесу, частному предпринимателю, которые должна давать региональная власть, даже по существующим сейчас законам.

К сожалению, региональная власть на эти вопросы не обращает внимания.

Это относится и к Архангельской области.

Налогооблагаемая база падает бешеными темпами, на территории ничего не производят, а только продают, причём произведённое в другой стране, и образуется дыра в бюджете.

Поэтому мы и испытываем экономический кризис. Этот вопрос надо решать оперативно. А кто будет решать? Должно решать правительство.

Госдума согласовывает министров. Сегодня «Единая Россия» привела страну, я бы сказал, к ступору, за 25 лет на территории Российской Федерации ничего не построили!

Цифры просто ужасающие: если сравнивать с советским периодом, сегодня 85 тысяч производств просто стёрты с лица земли.

А это рабочие места, это товарно-денежные отношения, это благосостояние каждого гражданина.

Азовский:

-​ Раз в год вам приходится заслушивать отчёты правительства.

Почему эти вопросы не звучат при обсуждении?

Мамаев:

-​ А кто вам сказал, что эти вопросы не звучат?

Вы почитайте стенограммы заседаний, кто какой вопрос задавал. Сейчас при подготовке заседания каждой фракции даётся три вопроса, когда отчитывается премьер-министр, и одно выступление от фракции.

Посмотрите все выступления, и лидера нашей фракции, и моих коллег, и мои вопросы в том числе, они есть в открытом доступе. Мы ему напрямую не только задавали вопросы.

Например, есть у нас такой вице-премьер, отвечающий за сельское хозяйство, — Дворкович.

И что Дворкович, что Медведев — положите им зернышки на стол, не смогут отличить, где рожь, а где пшеница. И как он может руководить сельским хозяйством, если он все вопросы изучил только в теории, а практически не встречался ни с чем?

 А в СМИ этого ничего нет, потому что присутствует цензура. Никогда такой цензуры не было, как сегодня — ни при царе, ни при советской власти.

Наша партия под руководством Геннадия Андреевича Зюганова на протяжении 25 лет многие пласты поднимает, но, к сожалению, непонятные действия со стороны правящих структур привели страну к ступору в экономическом плане и в социальном. Мы не хотим социального взрыва, но он зреет.

Если мы не изменим подходы к управлению, то пусть эта власть не обижается ни на кого. Нельзя дальше так развивать страну — она не развивается.

Азовский:

- Не развивается Архангельская область. Сочи, например, очень хорошо развивается. Москва великолепно развивается.

Мамаев:

-​ Да, Москва великолепно развивается, но дальше Садового кольца развитие не идет. Внутри Садового кольца — это государство в государстве. Где произошел государственный переворот 1991 года?

Кто закрывал партию? Всё там произошло. Если ещё и Москва будет прозябать, как мы с вами, то, естественно, социальный взрыв, который зреет, произойдет еще быстрее.

Азовский:

-​ Меня не интересует судьба мира в целом и России в целом. Меня интересует Архангельская область. В стране, возможно, стагнация. У нас — депрессия.

Мы откатываемся назад.

Мы недавно опубликовали снимок поселка Икса в Плесецком районе, там картина примерно такая, как после ухода немецко-фашистских войск с оккупированной территории. Торчат остовы труб и полная разруха.

Мамаев:

-​ Илья, вы правы. Но мы живем в одном государстве, а нас интересует каждый регион.

Азовский:

- ​ «В одном государстве». Но в Липецкой области строят дома для работников сельхозпредприятий, строят дороги к этим домам, ещё до того, как они начали работать.

Там реально приобрести ипотеку. Там за миллион можно приобрести прекрасную квартиру.

В Архангельской области плохонькая однокомнатная квартира, 18 квадратных метров в малосемейке, стоит два с половиной миллиона!

О какой единой стране мы можем говорить?

Вы член комитета по северам, пять лет уже работаете, так сказать, на благо области.

Как так получилось, что вся Россия развивается, а мы – северный регион - всё валимся и валимся?

Мамаев:

- ​ Все северные территории валятся, например, Дальний Восток опустел. С нашей подачи и по нашей просьбе создано министерство по северу, Дальнему Востоку и Сибири.

И министерство работает на Дальнем Востоке. Ведь такие проблемы не только у вас.

Азовский:

- Как - по вашей инициативе? А Дворкович говорил, что по его инициативе.

Мамаев:

-​ Ну, Дворкович может говорить много. Мы на комитете доказывали необходимость создания такого министерства, решили этот вопрос.

И нас услышал президент.

И издал указ о создании министерства, и назначил министра. Сегодня надо заниматься не просто севером, но и Дальним Востоком...

Азовский:

- ​ Да что вы мне про Восток, он же Дальний – я телевизор смотрю и плачу: мне рассказывают, что на Дальнем Востоке землю раздают... Заводы строят, космодром…

За них отвечает и вписывается министр, который этим занимается. А нами, жителями Архангельской области, никто не занимается. Мы нищенки на федеральной паперти…

Мамаев:

-​ Вы говорите, что где-то кто-то развивается. Но я не видел большого развития нигде в России, кроме некоторых территорий, где есть руководитель, пришедший работать на население и на регион, и самое главное, не коррумпированный.

Если есть такой, то все садятся за круглый стол и начинают решать проблемы региона, исходя из существующих условий.

Если посмотреть бюджеты северных регионов, то у Архангельской области не такой большой долг, как у других.

Новиков:

-​ Дам справку. Около 30 миллиардов.

Мамаев:

- А консолидированный бюджет?

Новиков:

-​ Около 60 миллардов.

Мамаев:

- ​ Ну, 50 процентов. Как сказал нам сегодня губернатор, этот долг не складывается из задолженностей коммерческим банкам. А доходная часть какая?

Новиков:

-​ Так у нас государственный долг доходной части бюджета составляет порядка 68 или 69 процентов.

Мамаев:

-​ Что ж тогда губернатор говорил обратное?

Новиков:

- ​ Губернатор говорил о другом: что мы стали меньше брать кредитов в коммерческих банках. А стали брать в государственных, там другой процент.

За счёт этого величина государственного долга снизилась на полтора-два миллиарда рублей за последние годы.

Но в то же время можно говорить, что мы по Северо-Западу не в лидерах по государственному долгу среди 11 регионов, но госдолг достаточно высокий.

Другое дело, что он вписывается в те рамки, чтобы область нельзя было признать банкротом.

Но интересно другое. Евгений Иванович приехал из округа, там бюджет, сравнимый с бюджетом области, но населения там значительно меньше, и они живут там как в Арабских Эмиратах.

Что хочу сказать: в Кировской области стоимость квадратного метра жилья 40 тысяч рублей.

Мамаев:

-​ Да.

Новиков:

-​ У нас — порядка 60-70. Это сопоставимо с Московской областью, с Ленинградской областью. В Калининграде - и то дешевле.

Почему так получается в области, которая в советское время сама себя кормила?

Вот упоминали здесь станцию Икса. От станции Икса до станции Пукса 40 километров.

Там находится одно из крупнейших в Европе месторождений базальта — Мяндуха.

Так вот, вместо того, чтобы базальт с Мяндухи поступал на строительство дорог (и километр дороги обходился бы дешевле), щебень завозится из-за пределов области.

Это дороже.

А месторождение не разрабатывается. Лицензия у фирмы, владельца месторождения, заканчивается в ноябре 2016 года.

И у меня вопрос к руководству области: почему, имея одно из богатейших месторождений, не используем его?

Вот алмазы — разработка идёт, и вроде пошла уже прибыль солидная.

А щебень завозим из-за пределов области. Начинаем выяснять. Вот, владелец лицензии не разрабатывает...

Мамаев:

-​ Так отбирайте! Местная власть должна это контролировать.

Новиков:

- ​ И ещё, самое интересное. Допустим, стали разрабатывать месторождение, добывать щебень, базальт. Надо доставить всё это до станции Пукса.

Железная дорога — в частной собственности.

Собственники устанавливают тарифы драконовские.

Этим занималась наша фракция, хотелось бы чтобы подключились и другие, потому что это касается не КПРФ, а всей области. Получили мы ответ из прокуратуры, что руководство области вправе установить контроль за тарифами, в том числе и на подъездных путях.

Был продан участок железной дороги, 30 километров, частной структуре, между прочим, с мостом, а это объект стратегического значения.

Дорожное полотно и мост содержатся в ненадлежащем состоянии, а надзорные органы — Ростехнадзор, Роспотребнадзор и, самое главное, правительство Архангельской области, зная эту ситуацию, могло бы внести постановление об установлении контроля за тарифами и ценами и удешевить перевозки. Но даже здесь не хватает разворотливости.

Журналисты "Эха СЕВЕРА" были на станции Икса.

И я встречался в Плесецком районе с людьми, причастными к разработке месторождения. А где специалисты нашего правительства, министерства природных ресурсов?

Они только пишут ответы: на мои обращения, в прокуратуру, в Росимущество, что да, месторождение существует, но есть ряд обстоятельств...

Поясню, там две частные структуры: СОБР, то есть Североонежский бокситовый рудник, и ООО «Онежская железная дорога».

Именно ей в свое время УФСИН передал железную дорогу, а в УФСИН она находилась в государственной собственности.

Умудрились в качестве уставного капитала отдать 30 километров дорог с железнодорожным мостом, сделка решениями судов была признана ничтожной, потом, видимо, Онежская железная дорога разжирела, вернула отсоединенную стоимость железной дороги, и железная дорога стала частной. Илья, как бы нам отхватить километров сто железной дороги с нормальными путями?

Ты бы стоял с одной стороны, как представитель «Правды Северо-Запада», а я с другой, как депут областного Собрания.

И мы бы регулировали: этот поезд может пройти бесплатно, а с этих, хоть с товарняков, хоть с пассажирских, мы сдерём сколько захотим. Вот на Онегу, например, железная дорога...

Азовский:

-​ А железная дорога? Электрические сети? Генерация? Почему они вдруг оказались в частных руках и служат для разграбления народа? ТГК-2 в Архангельской области — олигархическая структура...

Мамаев:

-​ Изберёте — национализируем. Наша программа предусматривает национализацию.

Азовский:

-​ Отберете у сенатора Лебедева?

Мамаев:

-​ А почему бы и нет? Кроме того, введём дифференциацию налогов.

Мы ж это предлагаем, «Единая Россия» блокирует наши предложения. Почему сегодня олигарх платит те же 13 процентов подоходного налога, как и мы?

Во всем мире такого безобразия нет.

А «Единая Россия» - 230 депутатов, кнопки нажали - и закон проходит.

И законопроекты наши не ставят в повестку дня.

Если бы они ставили наши законопроекты в повестку дня и голосовали по совести, не было бы тех безобразий, о которых сказал мой коллега.

Новиков:

-​ Я возвращаюсь к заданному Ильей острому вопросу — про малый и средний бизнес.

Господин Медведев и его профильные министерства как мантру повторяли: надо развивать малый и средний бизнес.

Газета Ильи и ряд других выступают с острой критикой: как же так получилось, что наша Архангельская область, богатая лесными ресурсами, если точнее, 24 миллиона расчётная лесосека, в советское время добывалось 18, сейчас добывается максимум около 10, но этого хватает для четырёх компаний - они практически монополисты; на условиях аукционов и аренды на 49 лет они забрали всю расчётную лесосеку. А как же малый и средний бизнес?

Так вот, пример: надо элементарно заготовить дровишек, а у нас в область хотя газ и дошел до Плесецка, но есть всё же не везде и топить надо печки — дровами.

Я был в Поче, Самково, в Нижнем Устье, это Плесецкий район, так вот, в поселке Самодед, например, стоит дом двухэтажный, на некоторых окнах занавески, а некоторые окна как пустые глазницы. И хозяину этого двухэтажного дома надо его протопить.

И дошло до маразма: все повторяют, что надо развивать малый и средний бизнес, а на деле не только послаблений налоговых и прочих не дают, более того, глобализация производства вытесняет его.

Другой пример: взялись в Государственной Думе внести поправки в закон о рыболовстве, это наш комитет, Владимира Ивановича Кашина, заместитель Зюганова.

Правительство внесло законопроект, который предусматривает перераспределение квот для тех предприятий, которые занимаются прежде всего рыбодобычей.

В пользу кого направлен этот законопроект?

СЗРК - там господин Тимченко один из совладельцев?

Он обладает группой судов (кстати, наш траловый флот купила именно эта компания, но пока, слава богу, наш тралфлот ещё не раздербанили до конца и сохранили береговую базу, даже есть надежда на модернизацию флота), но: 20 процентов квот отбираются у всех и передаются четырём-пяти крупнейшим компаниям, предприятиям, имеющим группы судов.

Эти квоты дает государство, говорит при этом: ребята, ловите рыбу, а на вырученные деньги постройте новые суда, потому что многие суда изношены.

Илья, сколько у нас в тралфлоте было судов, когда я работал?

126 судов различного назначения. А сейчас?..

Так вот, 20 процентов квот дает государство, а еще 20 процентов могут отобрать и отдать другим. Остается 60 процентов.

У нас есть прибрежные рыболовецкие колхозы.

Возьмём для примера колхоз «Освобождение» Мезенского района.

Прибрежная зона рыболовства, несколько судёнышек. Кроме этого, держат порядка 30 дойных коров, и государственная дотация в Мезень — четыре рубля на литр.

Так вот, отберут 20 процентов у них, потому что они не имеют возможности строить новые суда, не хватает оборотных средств. Александр Павлович Антипин — его группа предприятий — построил два современных рыбодобывающих судна, кстати, строил здесь, на «Звёздочке».

Рыбодобыча в Баренцевом море, его береговое предприятие производит чуть ли не двести видов продукции. И у него отберут!

На мой взгляд, ясно, и КПРФ говорит, что природно-сырьевые ресурсы должны служить народу, а рыба — это тоже природно-сырьевой биологический ресурс.

И эти перекосы со стороны депутатов Государственной Думы должны устраняться, потому что те небольшие поправки, внесённые нашим комитетом, существенно облегчили жизнь как нашим прибрежным рыболовецки колхозам, так и малому и среднему бизнесу.

Зато некоторые ходят...

Те условия, которые им предлагает государство, это просто разорение. Да здесь еще и северный коэффициент работникам платить, как мы уже говорили, и все отчисления. Так спрашивается, зачем мне это надо? Я же не благотворительная организация, мне надо накормить свою семью.

Азовский:

-​ Вопрос Сергею Мамаеву. Вы слышали выражение... «Бешеный принтер»...

Мамаев:

-​ Да, слышал.

Азовский:

-​ Не думаете, что пора ввести мораторий на изменения в законодательство, касающееся всех сторон жизни?

Законы меняются с такой скоростью, что ни бизнесмен, ни простой человек уследить не в состоянии.

И задним числом ты узнаешь, что, оказывается административное правонарушение совершил, не сделав что-то, не уведомив кого-то о чем-то.

И за это полагается штраф. Как вы относитесь к идее такого моратория?

Мамаев:

-​ Я с вами согласен.

Но в то же время жизнь мы остановить не можем, законы — это правила жизни.

Я убежден, что Государственная Дума, Совет Федерации не должны работать на постоянной основе.

Надо, как в своё время Верховный Совет был. А почему всё это происходит?

Потому что у нас сменился общественно-политический строй. И чтобы этот строй закрепить, нужны законы.

Я убеждён, что Совет Федерации со временем перестанет существовать, я не вижу пользы от него. За пять лет, что я работаю депутатом, я не видел ни одного законопроекта, на который они наложили бы вето или хотя бы внесли поправки.

А задача Совета Федерации — именно в этом.

А что касается принтера — я с вами согласен. Тысячи законов выходят, вносятся тысячи поправок.

С точки зрения депутата, они не улучшают жизнь людей, а наоборот, углубляют противоречия.

Многие вопросы лоббируются, тот же закон о малом и среднем бизнесе, он не улучшает жизнь людей.

Азовский:

-​ Я хочу задать вопрос о партии. ЛДПР — партия Жириновского. КПРФ — партия Зюганова.

Предположим, боже упаси, завтра не будет Зюганова.

Кто возглавит?

Есть ли человек с такой же харизмой?

Мамаев:

-​ Прямо скажу: с такой же харизмой есть.

Конечно, лидера, такого как Геннадий Андреевич, надо воспитать, для этого нужно время.

Мы гордимся, что у нас такой лидер.

Сегодня его авторитет непререкаем как на территории Российской Федерации, так и за рубежом. Например...

Когда был 15-й съезд нашей партии, присутствовали 92 делегации изо всех стран мира, даже в советское время такого не было.

Это доказательство интереса к нашей партии, и в первую очередь — к нашему лидеру.

Сегодня это та личность, которая востребована государством, но к сожалению, из-за выстроенной системы в нашей стране его потенциал не используется.

Есть у нас и молодая поросль, которой Геннадий Андреевич уделяет пристальное внимание, я считаю, что есть у нас в партии люди, которые подхватят...

Новиков:

-​ Я посмелее, я постоянно общаюсь с Геннадием Андреевичем.

На мой взгляд, сформировалась группа подготовленных и даже на определенном уровне раскрученных людей, и молодёжи, и людей среднего возраста, которые в случае различной ситуации, думаю и Геннадий Андреевич это прекрасно понимает, готовы прийти ему на замену.

Не буду называть фамилии. Помните, как Караулов задал провокационный вопрос Плетнёвой о человеке на смену Зюганову.

Она назвала фамилию, и на следующий день получила по шапке по полной программе, за то, что назвала человека.

Я не стесняюсь, я могу назвать наиболее подготовленных людей, которые, на мой взгляд, способны не хуже Геннадия Андреевича, правда уступая ему в авторитете, встать во главе партии.

Из молодых я бы назвал своего однофамильца — Дмитрия Георгиевича Новикова.

Он достаточно выдержанный, умный парень, кандидат наук, способный на теледебатах на равных сражаться с политичесими оппонентами.

Был Юрий Вячеславович Афонин — он произвёл хорошее впечатление как на товарищей по партии, так и на журналистов. Есть люди более старшего поколения, из состава Госдумы, которые выступали на прошедшем 16-м съезде партии, например, Александр Кравец.

Есть ещё товарищи.

Газеев:

-​ Я как ветеран думского движения скажу.

У нас был такой депутат, к сожалению, сейчас ушедший из жизни, - Василий Иванович Шандыбин. За галстук одного схватил — чуть не удушил.

Но это был эмоциональный взрыв, он тоже, как и все мы, ездил по регионам, работал, великолепно используя свой харизматический и физический потенциал.

Олин пример: в Мордовии представители жёлтой прессы договорились пригласить Василия Ивановича в ночной клуб, там напоить его, ну и, так сказать, подмочить репутацию.

События развивались так: Василий Иванович прикинулся дураком, они наливают одну, вторую, третью...

Закончилось тем, что они упали под стол, Василий Иванович встал, сказал "спасибо, ребята", и ушёл. И на следующий день дал расширенное интервью.

Азовский:

-​ По этому поводу?

(смех)

Мамаев:

-​ Нет, вообще, по любому поводу.

Я до сих пор под впечатлением от поездки в Ненецкий округ, один вопрос мне врезался в память.

Люди говорят на одной из встреч: господин кандидат, вот вы всё нам рассказываете, представляете программы, вы ответьте на один вопрос...

Пауза.

И продолжает: по статистике, 100-120 семейных кланов владеют 90 процентами потенциала российской экономики.

Скажите, при таком раскладе кто правит: правительство, Дума, Совет Федерации, губернаторы.. Или они – те, кто владеет богатствами?..

У этих 100-120 семейных кланов — недвижимость вся, активы, капиталы — всё находится за пределами Российской Федерации и не работает на Российскую Федерацию.

У них жёны, дети за границей, сюда и не приезжают, а внуки даже не умеют говорить по-русски! Как вы с ними будете разбираться?

 Вот где основа всего, а вы про губернатора...

Я был озадачен. Но потом нашёлся, сказал: партия с ними обязательно разберется.

Газеев:

- Я продолжу вашу мысль. В шахматах есть одна проходная пешка. Такой проходной пешкой должна стать после выборов наша партия.

Если мы возьмем контрольный пакет акций, мы эти вопросы, о которых говорил Евгений Иванович, поправим.

И никакой войны не будет, это всё страшилки, которые гонят нам с экранов телевизоров. Поверьте, эти люди на одном чартере вылетят, если почувствуют, что они неправы. И настанет пора возвращать то, что они все перекачали.

Мамаев:

-​ В заключение одна ремарка. 1996 год, лето, выборы президента Российской Федерации, канун первого тура.

Билеты на чартеры за рубеж были все раскуплены за месяц до этого. А тогда ещё не было известно, чья возьмет.

Азовский:

-​ Есть мнение, что Зюганов сдал выборы.

Мамаев:

- ​ Не сдал. Он победил. Просто у нас тогда не было на руках доказательств. Были бы — мы пошли бы в суды. В одном Татарстане 600 тысяч голосов было приписано. А суды наши работают по телефонному праву.

И затягивают дело до тех пор, пока вопрос не перестанет быть актуальным.

Азовский:

-​ А что, КПРФ в случае победы сможет формировать своё правительство?

Новиков:

-​ Это необязательно.

Если кадры для управления таким сложным регионом будут подбираться по принципу блата – это очень плохо...

Вы в курсе, что приглашён человек (опять из Калининграда), который будет курировать вопросы медиа?

Помнишь, мы Андронова с первого раз всё-таки не согласовали?

Наша фракция голосовала против. Молчанского сшибли — тоже наша фракция голосовала против. За Молчанским тащился целый шлейф...

Так вот, не должны при подборе кадров учитываться блат, кумовство, и особенно это вонючее понятие партийности...

Я считаю, что при подборе кадров должен учитываться в первую очередь профессионализм.

И порядочность.

А потом — уже всё остальное.

А если будут трясти партийным билетом и говорит: мы из своих, выберите нас....

Тогда область будет в тупике.

 Тогда нас заплюют и скажут: и набрали своих, и ничего не можете.

Думаю, проблема не в том, что у области государственный долг большой.

В той же Мордовии долг — почти 100 процентов.

Но они не стесняются и участвуют в любой федеральной программе, которая приводит инвестиции. А в нашей области этого нет.

Агентство по инвестициям где находится? В Санкт-Петербурге.

Корпорация «Развитие» тоже ждёт инвесторов. Это примерно как рыбак в плохую погоду сидит и ждёт, когда клюнет.

У тебя и червяк хреновый, и погода хреновая, чего ты ждёшь?

Так сидят и ждут инвесторов.

А инвесторов надо привлекать, в том числе послаблениями в налоговой политике.

Мы на примере конкретной станции Иксы рассмотрели, что ресурсы лежат буквально под ногами и не используются. А мы идеи инвестора из Китая, ездим туда на форумы, и мечтаем.

Сегодня мы узнали, что губернатор опять будет строить Белкомур.

Сколько времени мы его строим?

Азовский:

-​ Лет 25.

Новиков:

-​ Должен быть уже давно построен.

Мамаев:

-​ И напоследок, один из новых анекдотов.

Пресс-конференция старого члена КПСС. «Иван Иваныч, вы ветеран партии.

Допустим, коммунисты взяли власть.

 С чего вы начнете?»

 Он говорит: «С очистки Беломорканала».

Рубрики: