В Судебную коллегию по административным делам Верховного Суда Российской Федерации через Верховный Суд Республики Марий Эл

Апелляционная жалоба

на решение Верховного Суда Республики Марий Эл
от 13 ноября 2015 года по административному исковому заявлению
об отмене постановления Центральной избирательной комиссии Республики Марий Эл от 14 сентября 2015 г. № 152/1048 «О результатах выборов Главы Республики Марий Эл 13 сентября 2015 года»
(Дело № 3-10/2015)

13 сентября 2015 г. состоялись выборы Главы Республики Марий Эл. На основании протокола Центральной избирательной комиссии Республики Марий Эл от 14 сентября 2015 года о результатах выборов Главы Республики Марий Эл Центральная избирательная комиссия Республики Марий Эл (далее – ЦИК РМЭ) приняла постановление от 14 сентября 2015 г. № 152/1048 «О результатах выборов Главы Республики Марий Эл 13 сентября 2015 года», постановив: признать выборы Главы Республики Марий Эл 13 сентября 2015 года состоявшимися и действительными; считать избранным на должность Главы Республики Марий Эл Маркелова Леонида Игоревича, получившего 131359 голосов избирателей, что составляет 50,78 процента, то есть более половины голосов избирателей, принявших участие в голосовании; опубликовать соответствующее постановление в официальных информационных источниках Республики Марий Эл.

Таким образом, на основании указанных документов, а также на основании протоколов территориальных избирательных комиссий Республики Марий Эл выборы Главы Республики Марий Эл 13 сентября 2015 года (далее – выборы Главы Республики) были признаны состоявшимися и действительными.

Не согласившись с данным решением ЦИК РМЭ ввиду его несоответствия нормам избирательного законодательства, в частности, статьям 68 и 69 Федерального закона от 12.06.2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (далее – Закон № 67-ФЗ), зарегистрированный кандидат на должность Главы Республики Марий Эл Мамаев Сергей Павлинович (далее – кандидат С.П. Мамаев)обратился с административным исковым заявлением в Верховный Суд Республики Марий Эл с требованием отменить протокол заседания ЦИК РМЭ о результатах выборов Главы Республики от 13 сентября 2015 года, отменить постановление ЦИК РМЭ от 14 сентября 2015 г. № 152/1048 «О результатах выборов Главы Республики Марий Эл 13 сентября 2015 года», признать результаты выборов Главы Республики, состоявшиеся 13 сентября 2015 года, недействительными.

Верховный Суд Республики Марий Эл в составе судьи Верховного Суда Республики Марий Эл В.В.Братухина, рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по исковому заявлению, решил в удовлетворении административного искового заявления отказать.

С данным решением суда (далее – решение суда) административный истец не согласен, считая его незаконным и подлежащим отмене, так как судом были нарушены нормы материального и процессуального права.

Также полагаем, что суд неправильно определил и исследовал все обстоятельства дела, так как выводы, изложенные в решении суда, обстоятельствам дела не соответствуют.

Принцип проведения свободных выборов предусматривает, что если в ходе выборов допущены существенные отступления от порядка, установленного законом, последствия которых столь серьезны, что эти выборы невозможно признать свободными, отражающими волеизъявление граждан, государство обязано создать для граждан надлежащие условия для обжалования результатов выборов на предмет признания их недействительными.

Таким образом, поскольку такие гарантии сформулированы в законе, они должны соблюдаться участниками избирательного процесса, в первую очередь, самими организаторами выборов - избирательными комиссиями, а, в противном случае, неизбежно создаются механизмы, позволяющие манипулировать результатами выборов вопреки волеизъявлению избирателей.

Результаты выборов - итог реализации индивидуальных избирательных прав множества избирателей. Голос каждого избирателя представляет ценность.

Согласно статьи 77 Закона № 67-ФЗ суд соответствующего уровня может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, результатах выборов на избирательном участке, территории, в избирательном округе, в субъекте Российской Федерации, в Российской Федерации в целом также в случае нарушения правил составления списков избирателей, порядка формирования избирательных комиссий, порядка голосования и подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их проведением), определения результатов выборов, других нарушений избирательного законодательства, если эти действия (бездействие) не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

В своём решении судья В.В. Братухин отсылает к постановлениям Конституционного Суда Российской Федерации (далее – КС РФ) с целью обоснования вывода о том, что отменить результаты выборов Главы Республики можно при установлении существенных нарушений законодательства, не позволяющих установить действительное волеизъявление избирателей, и что таковых нарушений нет, поскольку рассмотрение нарушений итогов голосования на избирательных участках – прерогатива районных судов.

При этом цитирование документов КС РФ не соответствует реальному смыслу данных документов, в случае их полного прочтения. Так, во втором абзаце решения суда на странице 8 он пишет: «Данный вывод подтверждается и правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 15 января 2002 года № 1-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и статьи 92 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", согласно которой отмена результатов выборов возможна, когда судом будут установлены перечисленные в законе нарушения избирательного законодательства, которые привели к искажению характера выборов как свободных и подлинных выборов, проводимых на основе всеобщего и равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободного волеизъявление избирателей.».

На самом деле постановление КС РФ от 15 января 2002 года № 1-П вышеуказанных слов «согласно которой отмена результатов выборов возможна, когда судом будут установлены перечисленные в законе нарушения избирательного законодательства, которые привели к искажению характера выборов как свободных и подлинных выборов, проводимых на основе всеобщего и равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободного волеизъявление избирателей.» вообще не содержит. Таким образом, вызывает сомнение правомерность такого решения, в котором судьей цитируются несуществующие нормы (или собственное мнение судьи Братухина В.В. выдается им за позицию КС РФ).

В действительности вышеуказанное постановление КС РФ от 15 января 2002 года № 1-П посвящена теме, которая перекликается с административным исковым заявлением С.П. Мамаева, – возможности отмены результатов выборов вследствие нарушений избирательного законодательства.

КС РФ в этом постановлении критикует суды за поверхностный подход к проверке результатов выборов. В пункте 5 данного постановления говорится: «… суды ориентируются не на обеспечение реальных условий для подлинного свободного волеизъявления избирателей в ходе первоначальных или повторных выборов, а лишь на формальную проверку характеристик подлинности бюллетеней, правильности голосования и его количественных итогов, т.е. на проверку результатов состоявшегося голосования. Однако к этому не сводится оценка адекватности отражения в результатах выборов действительной воли избирателей, и отмена результатов выборов возможна также в других случаях - если не были обеспечены необходимые условия, существенно влияющие на свободное волеизъявление избирателей.».

Вышеуказанное полностью применимо к решению судьи В.В. Братухина, который почему-то не цитирует в своем решении приведенный выше пункт этого постановления. Ведь в заявлении кандидата С.П. Мамаева как раз говорится о том, что не были соблюдены многие необходимые условия, существенно повлиявшие на свободное волеизъявление избирателей.

Избирательная кампания 2015 года по выборам Главы Республики, не отличавшаяся особой гласностью, прозрачностью и открытостью, характеризовалась многочисленными нарушениями избирательного законодательства по смыслу статьи 77 Закона № 67-ФЗ. Все перечисленные в поданном 21 сентября 2015 года в суд административном исковом заявлении кандидата С.П. Мамаева об отмене постановления ЦИК РМЭ от 14 сентября 2015 г. № 152/1048 «О результатах выборов Главы Республики Марий Эл 13 сентября 2015 года» факты нарушений указывают на то, что определить действительную волю избирателей не представляется возможным.

Предметом разбирательства в суде был ряд нарушений избирательного законодательства при ведении предвыборной агитации. Наиболее серьезным из них и наиболее исследованным судом является выступление 20 августа 2015 года в п. Приволжский на образовательном форуме педагогических работников образования Волжского муниципального района Республики Марий Эл Главы муниципального образования «Волжский муниципальный район», Председателя Собрания депутатов Волжского муниципального района В.А. Карпочева, который в нарушение п. 7 ст. 48 Закона № 67-ФЗип. 6 ст. 47 Закона Республики Марий Эл от 22 июня 2012 г. № 30-З «О выборах Главы Республики Марий Эл» (далее – Закон о выборах Главы РМЭ) производил предвыборную агитацию за кандидата на должность Главы Республики Л.И. Маркелова. Суд даже исследовал видеоматериал, в котором представлено это выступление.

В решении суда в абзаце первом страницы 20 отмечается, что «Из выступления В.А. Карпочева следует, что он допустил описание возможных последствий избрания Главой Республики Марий Эл Мамаева С.П. с критической оценкой, а также призыв голосовать за кандидата – исполняющего обязанности Главы Республики Марий Эл Маркелова Л.И. Данные высказывания по своему характеру имеют признаки предвыборной агитации, осуществляемой в период избирательной кампании (подпункты «а» и «в» статьи 48 Федерального закона от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ). Вместе с тем, учитывая ограниченное число слушателей данного выступления, проведение самого мероприятия более чем за три недели до выборов, пояснение Карпочева В.А. в ходе выступления о том, что говорит и рассуждает как простой избиратель и отсутствие в связи с этим признаков использования им преимуществ своего должностного положения, суд приходит к убеждению, что указанное выступление Карпочева В.А. не оказало какого-либо подлежащего оценке и учету влияния на формирование волеизъявления избирателей. Доводы административного истца о существенном влиянии выступления Карпочева В.А. на формирование волеизъявления избирателей носят предположительный характер.».

Таким образом суд зафиксировал сам факт нарушения закона, посчитав, однако, что «выступление В.А. Карпочева не оказало какого-либо подлежащего оценке и учету влияния на формирование волеизъявления избирателей.». Вместе с тем, в судебном процессе был изучен видеоматериал с записью выступления В.А. Карпочева, который был представлен как Глава муниципального образования «Волжский муниципальный район», что исключает возможность восприятия его собравшимися как «простого избирателя». Он приветствовал собравшихся от имени Собрания депутатов, которое он возглавляет. Согласно подпункту б) пункта 7 статьи 48 Закона № 67-ФЗ запрещается проводить предвыборную агитацию лицам, замещающим выборные муниципальные должности, муниципальным служащим, при исполнении ими своих должностных или служебных обязанностей, и (или) с использованием преимуществ своего должностного или служебного положения. Эту норму права В.А. Карпочев нарушил.

Более 2/3 своего выступления Карпочев посвятил, как сам выразился, «большому политическому мероприятию – это выборам Главы Республики Марий Эл 13 сентября». В.А. Карпочев упомянул всех 5 кандидатов на должность Главы Республики, уделив особое внимание коммунисту С.П. Мамаеву, заявив: «У него в программе: земля – крестьянам! Так что я теоретически допускаю, если он станет главой, он что, у Казанкова отберет землю, которая (она) у него в собственности? Он отберет здания и сооружения? Он у Трудолюбова отберет, который его доверенное лицо? Он у бизнеса отберет? Это война! Нас призывают к войне! Нам, наверно, такого с вами не надо.». Далее критике подвергается руководитель коммунистов Республики Марий Эл И.И. Казанков: «Финансирует его Иван Иванович Казанков, говорят, что 30 миллионов дает, – не знаем точно. Ну а вот в Шелангере, по информации педработников, он не очень помогает школе и району. Деньги у них есть, они заваливают нашу республику и наш район газетами с критикой, ложью. Относитесь, мы просим вас, к этому спокойно: собирайте их и складывайте.».

Далее критике поддаются иные кандидаты. В отношении представителя ЛДПР Черкасова было заявлено, что он «Тоже от Кировской области, здесь тоже не нашли.». В отношении кандидата Кондакова В.А. Карпочев дважды пренебрежительно заметил, что он «технический кандидат» и что «на него ориентировать не надо.».

Далее Карпочев дает положительную характеристику Л.И. Маркелову: «Ну, про нашего кандидата мы все знаем, от партии «Единая Россия». Мы все видим с вами, какие изменения. В Приволжском федеральном округе Республика Марий Эл занимает лидирующее положение по многим показателям. Мы видим, что делается в республике, в районе. Он в нашем районе был 9 раз – открывал новые объекты.». Таким образом, умышлено завершив запрещенные ему федеральным законом агитационные действия, В.А. Карпочев просветил собравшихся, за кого надо голосовать, а кому надо дать достойный отпор, «чтобы не было войны». Присутствовавшие педагоги и как учителя, и (многие из них) как члены избирательных комиссий смогли в дальнейшем аргументированно разъяснять своим ученикам (для передачи родителям) и избирателям, кто в качестве Главы Республики нужен для благоденствия района. Важно отметить, что в Волжском районе приняли участие в голосовании 10723 избирателей, из них за Л.И. Маркелова проголосовало 6649, за С.П. Мамаева 3268.

Если судья В.В. Братухин считает, что «Доводы административного истца о существенном влиянии выступления Карпочева В.А. на формирование волеизъявления избирателей носят предположительный характер.», то тогда он либо неправильно применяет правовую норму, изложенную в вышеприведенном подпункте б) пункта 7 статьи 48 Закона № 67-ФЗ, либо вообще не понимает её конструкцию и смысл, что не делает ему чести как юристу.

Вопиющим фактом нарушения избирательного законодательства явилось установленное ЦИК РМЭ время проведения досрочного голосования в рабочие дни. Согласно п. 4 ст. 65 Закона № 67-ФЗ и п. 5 ст. 67 Закона о выборах Главы РМЭ «…досрочное голосование проводится не менее четырех часов в день в рабочие дни в вечернее время (после 16 часов по местному времени) и в выходные дни».

Согласно утвержденному постановлением ЦИК РМЭ от 6 августа 2015 года № 140/975 графику работы территориальных и участковых комиссий для проведения досрочного голосования избирателей на выборах Главы Республики 13 сентября 2015 года досрочное голосование осуществлялось:

в помещениях территориальных избирательных комиссий (далее ТИК) – с 2 по 8 сентября 2015 года в рабочие дни с 11 до 20 часов, в субботу и воскресенье с 11 до 17 часов;

в помещениях участковых избирательных комиссий – с 9 по 11 сентября 2015 года с 12 до 20 часов, 12 сентября с 9 до 16 часов.

Тем самым была нарушена норма, содержащаяся в обоих вышеупомянутых законах, гласящая, что досрочное голосование проводится в рабочие дни только в вечернее время (после 16 часов по местному времени.)

Не имея возможности сослаться на какую-то норму права, судья В.В. Братухин в своем стремлении оправдать явное нарушение закона со стороны ЦИК РМЭ, невзирая ни на что, просто указывает в последнем абзаце страницы 24 решения суда, что «Суд приходит к убеждению, что такой график работы избирательных комиссий не противоречит изложенным выше положениям федерального и республиканского законодательства, продолжительность досрочного голосования в рабочие дни после 16 часов составляет не менее четырех часов. То обстоятельство, что для досрочного голосования в рабочие дни также предусмотрено определенное время до 16 часов, права избирателей не нарушает.».

При этом судья В.В. Братухин игнорирует установленную норму для досрочного голосования в рабочие дни в вечернее время (после 16 часов), де-факто и де-юре запретил досрочное голосование в рабочие дни до 16 часов. Права таких участников избирательного процесса, как кандидаты на должность Главы Республики, в том числе С.П. Мамаев, нарушаются досрочным голосованием в рабочие дни ранее 16 часов весьма существенно, поскольку у них не было возможности отследить (в отсутствие наблюдателей, которые имели возможность контролировать ход и итого голосования лишь в день голосования 13 сентября 2015 года), каким образом проходит это досрочное голосование, при невозможности для кандидатов силами их доверенных лиц осуществлять контроль за ходом досрочного голосования. Зато это досрочное голосование в рабочие дни с 11-12 часов весьма удобно для фальсификации итогов голосования.

В отношении досрочного голосования на избирательном участке № 356 (п. Куяр) большого количества военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, судья В.В. Братухин отказался удовлетворить ходатайство стороны административного истца об истребовании списков избирателей, чтобы можно было выяснить, включены ли были в эти списки избирателей только военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, в отношении которых имеется приказ командира воинской части о зачислении их в штат данной воинской части, или же (как имели основания подозревать представители стороны административного истца) также иные военнослужащие, не проходящие военную службу по призыву в данный момент именно в этой воинской части. Также судья не счел нужным выяснить необходимость массового досрочного голосования этих военнослужащих именно 10 сентября 2015 года, которое происходило вроде бы на основании обращения в УИК № 356 командования данной воинской части в связи с тем, что 14 сентября 2015 года должны были якобы начаться учения. Судья не проявил никакой заинтересованности в том, чтобы истребовать необходимые документы и установить, что это были за учения и в какое время должны были происходить, оценив в этой связи необходимость именно досрочного голосования этих военнослужащих. В удовлетворении ходатайства стороны административного истца об истребовании указанных документов судья отказал, после чего отметил в абзаце третьем страницы 26 решения суда, что «Административным истцом не представлено суду убедительных доводов и доказательств нарушения требований закона при составлении списков избирателей, являющихся военнослужащими.», превосходно осознавая, что эти «убедительные доводы и доказательства» самостоятельно, без помощи суда, административным истцом никак получены быть не могли.

В данном случае судья В.В. Братухин откровенно проигнорировал один из принципов административного судопроизводства, предусмотренных статьей 6 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее – КАС РФ) – принцип состязательности и равноправия сторон административного судопроизводства при активной роли суда, лишив истца права доказывания своей позиции не истребовав важные для того документы избирательной комиссии (списки избирателей из заявленных участковых избирательных комиссий).

В судебном процессе, при исследовании доказательств по делу, были рассмотрены многочисленные жалобы по фактам осуществления неизвестными лицами в интересах кандидата, признанного избранным, попыток подкупа избирателей и представителей кандидата С.П. Мамаева, а также попыток административного давления на членов избирательных комиссий различных уровней и наблюдателей, назначенных кандидатом С.П. Мамаевым.

Как следует из материалов дела, что также указывается в судебном решении от 13 ноября 2015 года, результаты выборов Главы Республики 13 сентября 2015 года определены ЦИК РМЭ 14 сентября 2015 года в соответствии с пунктом 1 статьи 70 Закона № 67-ФЗ, статьей 72 Закона о выборах Главы РМЭ путем суммирования данных, содержащихся в первых экземплярах протоколов об итогах голосования территориальных избирательных комиссий, каких-либо расхождений между данными этих протоколов (с учетом сведений сводной таблицы) итоговым протоколом о результатах выборов и постановлением ЦИК РМЭ от 14 сентября 2015 года № 152/1048 не имеется.

С данным утверждением мы не согласны по следующим основаниям. В ходе судебного заседания административным истцом были доказаны факты грубого нарушения порядка подведения итогов голосования практически на всех участковых и территориальных комиссиях Республики Марий Эл. Уполномоченными лицами участковых и территориальных избирательных комиссий представителям кандидата С.П. Мамаева выдавались копии протоколов, не соответствующие требованиям Закона № 67-ФЗ, жалобы по указанным фактам в настоящее время находятся на проверке в правоохранительных органах. По результатам анализа копий протоколов, выданных членам УИК с правом совещательного голоса и наблюдателям от кандидата С.П. Мамаева, были выявлены несоответствия копий протоколов, полученных на избирательных участках после подведения итогов голосования и данных, введенных в систему ГАС «Выборы». Так несоответствия были выявлены на 40 избирательных участках.

На избирательных участках № 169, 186, 312, 326 были изменены результаты голосования за кандидатов, т.е. строки 14-18 протокола.

В соответствии со ст. 77 Закона № 67- ФЗ «…суд соответствующего уровня может отменить решение комиссии об итогах голосования в случае нарушения установления итогов голосования, если указанное нарушение не позволяет с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей…»

В ходе судебного заседания административным ответчиком было указано, что копии протоколов, выданные членам УИК с правом совещательного голоса и наблюдателям от кандидата С.П. Мамаева, содержали технические ошибки, допущенные уполномоченными лицами. Данное утверждение административного ответчика противоречит статье 68 Закона № 67-ФЗ, в которой прописана процедура порядка подсчета голосов избирателей и составление протокола об итогах голосования участковыми комиссиями.

В ходе судебного заседания административным истцом были запрошены у ЦИК РМЭ протоколы со спорных участков, в которых время подписания протоколов проставлено более позднее, чем время, указанное в копиях протоколов, выданных членам УИК с правом совещательного голоса и наблюдателям от кандидата С.П. Мамаева

Тем не менее, суд не счёл нарушение Закона № 67-ФЗ в части подведения итогов результатов выборов в участковых избирательных комиссиях существенным доказательством, а копии протоколов, полученных членами УИК с правом совещательного голоса и наблюдателями от кандидата С.П. Мамаева, подлинными.

Суд посчитал, что доказательств того, что в содержание подлинных протоколов территориальных комиссий о результатах голосования вносились заведомо ложные сведения, либо были изготовлены другие протоколы, административным истцом представлено не было.

Судья В.В. Братухин счел необоснованными доводы административного истца о непринятии ЦИК РМЭ надлежащих мер по случаю распространения кандидата на должность Главы Республики Ю.А. Кондаковым печатного агитационного материала «Кто рвется к власти в Республике Марий Эл», содержащего статью о С.П. Мамаеве «Криминальный след. Человек из 90-х».

В соответствии со статьёй 56 Закона № 67-ФЗ в случае распространения подложных печатных агитационных материалов соответствующая комиссия обязана обратиться в правоохранительные органы с представлением о пресечении противоправной агитационной деятельности, об изъятии незаконных агитационных материалов и о привлечении к ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Административным истцом в суд был предоставлен печатный агитационный материал кандидата на должность Главы Республики Ю.А. Кондакова с имеющимся в нем материалом «Криминальный след. Человек из 90-х», со ссылкой на источник публикации – газета «Кировская правда» за август 2014 года № 92 (25392). В жалобе от 05 сентября 2015 года в ЦИК РМЭ было указано на содержание клеветы в распространяемом печатном агитационном материале с приложением постановления о возбуждении уголовного дела от 27 октября 2014 года по ч. 2 ст. 128.1 УК РФ. В ходе расследования уголовного дела С.П. Мамаев был признан потерпевшим, а статья «Человек из 90-х», содержащаяся в газете «Кировская правда» № 92 (25392), по заключению экспертизы, содержит негативную информацию о С.П. Мамаеве, порочат его честь и достоинство.

По мнению суда, а также административного ответчика наличие возбужденного уголовного дела по факту опубликования указанной выше статьи в газете «Кировская правда» не свидетельствует о подложности названного выше материала.

С указанным выводом суда административный истец не согласен по следующим основаниям. 06 октября 2014 года экспертом О.Н. Журавлевой было сделано заключение о том что статья «Человек из 90-х», напечатанная в газете «Кировская правда» № 92 (25392), содержит негативную информацию о С.П. Мамаеве, имеет лингвистическую форму утверждения, порочит честь и достоинство, подрывающая репутацию С.П. Мамаева. Следствием установлено, что данная информация не соответствует действительности, а, значит, является клеветой. 27 октября 2014 года дознавателем ОД ОП № 2 УМВД России по г. Кирову капитаном полиции Ю.В. Шкатуловой было возбуждено уголовное дело в отношении неизвестного, в действиях которого усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 128.1 УК РФ.

Таким образом, следствием установлен факт содержания и распространения клеветы и, соответственно, перепечатывание статьи, содержащей клевету, есть дальнейшее её (клеветы) распространение. Это означает, что печатный агитационный материал «Кто рвется к власти в Марий Эл. Человек из 90-х», перепечатанный из газеты «Кировская правда» № 92 (25392), содержит заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство С.П. Мамаева. Соответственно указанный печатный агитационный материал является подложным и согласно статье 56 Закона № 67-ФЗ должен был быть изъят, а к лицу, допустившему его печать и дальнейшее распространение, применены меры в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Процесс рассмотрения жалоб территориальными и участковыми комиссиями не был прозрачным, что не позволило участникам выборов своевременно и эффективно бороться с нарушениями. Как члены избирательных комиссий, так и сотрудники полиции зачастую не следовали положению закона, в котором говорится, что по всем жалобам должны предприниматься действия и что по каждой из них должен быть дан письменный ответ. Представители большинства кандидатов, осуществлявшими наблюдение за избирательным процессом, выразили серьезные сомнения относительно беспристрастности избирательных комиссий всех уровней и поставили под вопрос их независимость от различных органов государственной и муниципальной власти.

На избирательных участках №№ 432, 472, 476, при наличии жалоб, в протоколах в строке «Сведения о количестве поступивших в участковую избирательную комиссию в день голосования и до окончательного подсчета голосов избирателей жалоб (заявлений)», прилагаемых к протоколу, указано отсутствие жалоб.

На странице 31 решения суда судья В.В. Братухин излагает свою позицию о том, что «Допущенные нарушения закона при заполнении сведений о проголосовавших лицах в отношении еще не голосовавших Тимиряева Ю.П. (избирательный участок № 432), Габдрахманова Р.Р. (избирательный участок № 451), выехавшего за пределы Республики Марий Эл Рожкина Б.М. (избирательный участок № 495), не влияют на определение результатов выборов Главы Республики Марий Эл в целом. При этом согласно материалам дела Тимиряев Ю.П. и Габдрахманов Р.Р. были внесены в дополнительные списки избирателей и получили возможность проголосовать на выборах Главы Республики Марий Эл 13 сентября 2015 года.».

Благодушный тон судьи не позволяет понять, в чем заключались упомянутые нарушения закона. В действительности же все трое обнаружили в списках избирателей напротив своих фамилий пометки о том, что они якобы досрочно проголосовали, хотя они сами заявления об этом не писали и досрочно не голосовали. То есть, кто-то проголосовал за них, использовав при этом как и их наблюдательный бюллетень, и свой. Никаких серьезных проверок по данным соответствующие участковые избирательные комиссии не проводили. Из имеющихся в деле материалов осталось непонятным не только, кто воспользовался бюллетенями упомянутых 3 избирателей, но даже то, кто из членов упомянутых УИКов выдавал бюллетени. А ведь по сути, нарушения избирательного законодательства – это преступления, носящие латентный характер, и вскрытые нарушения – это всего лишь вершины айсберга, сигнализирующие, чаще всего, о наличии целостной системы нарушения закона.

Судье В.В. Братухину эта система, вскрытая стороной С.П. Мамаева, оказалась неинтересной, и он от неё просто отмахнулся.

Также в своем решении суд пришёл к выводу, что административный ответчик – ЦИК РМЭ не представила суду доказательств оповещения кандидата С.П. Мамаева или его представителей о месте и времени передачи бюллетеней территориальным избирательным комиссиям, что является нарушением требований пункта 14 статьи 63 Закона № 67-ФЗ.

Вместе с тем административным истцом в ходе судебного заседания неоднократно заявлялось о том, у кандидата С.П. Мамаева, а также его представителей не было возможности осуществить контроль за передачей бюллетеней, и, соответственно, проверить фактическое количество поступивших бюллетеней для голосования как в территориальные избирательные комиссии, так и в участковые избирательные комиссии Республики Марий Эл.

Более того, представителями административного ответчика в судебном заседании не отрицался факт того, что количество избирателей, проголосовавших досрочно, больше количества бюллетеней, переданных из территориальных избирательных комиссий в участковые избирательные комиссии для досрочного голосования.

Соответственно административным истцом в судебном заседании было сделано заявление, а административный ответчик не смог дать объяснение по факту бесконтрольной передачи (без оформления актов передачи избирательных бюллетеней) по некоторым участкам. Так, в частности, на избирательном участке № 356 п. Куяр Медведевского района Республики Марий Эл председателем участковой избирательной комиссии Г.А. Белугиной было заявлено, что на 10 сентября 2015 года ею в территориальной избирательной комиссии Медведевского района было получено всего 450 избирательных бюллетеней для голосования. Однако, в соответствии с актами передачи избирательных бюллетеней для голосования на выборах Главы Республики от 06 сентября 2015 года, а также от 09 сентября 2015 года на избирательном участке № 356, при 447 досрочно проголосовавших должно было быть 2303 бюллетеня для голосования, фактически же указанного количества избирательных бюллетеней на избирательном участке №356 не было. Таким образом указанный факт свидетельствует о ненадлежащем контроле со стороны избирательных комиссий за выдачей бюллетеней для голосования, а также позволяет сделать вывод о том, что количество избирательных бюллетеней, полученных участковыми комиссиями не соответствовало актам об их передаче.

Список избирателей, в соответствии с законом, должен быть подписан, сброшюрован и заверен печатью УИК. Если же он разделён на отдельные книги, то они также должны быть подписаны, сброшюрованы и заверены печатью УИК. Расшивать книги на отдельные листы в день голосования запрещается, за исключением листов списка, в которые избиратели включаются дополнительно. На участках № 356, 472, 482 список избирателей не был сброшюрован, а все листы списка были отдельно друг от друга. Данный факт, по мнению судьи, не свидетельствует о фальсификации внесенных в книгу сведений о лицах, обладающих активным избирательным правом.

Законодателем подробно прописана процедура порядка подсчета голосов избирателей, с полным описанием всех стадий подведения итогов голосования: подсчет и погашение неиспользованных бюллетеней, подсчет испорченных бюллетеней, оглашение числа полученных УИК бюллетеней, непосредственный подсчет голосов избирателей, заполнения увеличенной формы протокола; рассмотрения жалоб, поступивших в день голосования и принятия по ним решений; составление и подписание протокола об итогах голосования по избирательному участку; выдача надлежаще заверенных копий протокола об итогах голосования.

Согласно решению суда значительное превышение выданных бюллетеней для голосования на временно образованные избирательные участки не противоречит Закону № 67-ФЗ. Административный истец не согласен с выводом суда по следующим основаниям.

Согласно пункту 13 статьи 63 Закона № 67-ФЗ «…по каждому избирательному участку, участку референдума количество передаваемых бюллетеней не может превышать более чем на 0,5 процента (но не менее чем на 2 бюллетеня) число избирателей, участников референдума, и составлять менее 70 процентов от числа избирателей, участников референдума, включенных в списки избирателей, участников референдума на соответствующем избирательном участке, участке референдума на день передачи бюллетеней».

В нарушение указанной нормы закона:

-на избирательном участке № 525 при числе избирателей, внесенных в список избирателей на момент окончания голосования 179 человек. Число избирательных бюллетеней, полученных УИК № 525, в 2,2 раза превысило норму, установленную законом, и составило 400 бюллетеней.

-на избирательном участке № 526 при числе избирателей, внесенных в список избирателей на момент окончания голосования 111 человек. Число избирательных бюллетеней, полученных УИК № 526, в 2,7 раза превысило норму, установленную законом, и составило 300 бюллетеней.

-на избирательном участке № 527 при числе избирателей, внесенных в список избирателей на момент окончания голосования 133 человека. Число избирательных бюллетеней, полученных УИК № 527, в 2,2 раза превысило норму, установленную законом, и составило 300 бюллетеней.

-на избирательном участке № 528 при числе избирателей, внесенных в список избирателей на момент окончания голосования 160 человек. Число избирательных бюллетеней, полученных УИК № 528, в 1,8 раза превысило норму, установленную законом, и составило 300 бюллетеней.

-на избирательном участке № 529 при числе избирателей, внесенных в список избирателей на момент окончания голосования 150 человек. Число избирательных бюллетеней, полученных УИК № 529, в 2 раза превысило норму, установленную законом, и составило 300 бюллетеней.

-на избирательном участке № 530 при числе избирателей, внесенных в список избирателей на момент окончания голосования 159 человек. Число избирательных бюллетеней, полученных УИК № 530, в 1,8 раза превысило норму, установленную законом, и составило 300 бюллетеней.

-на избирательном участке № 531 при числе избирателей, внесенных в список избирателей на момент окончания голосования 100 человек. Число избирательных бюллетеней, полученных УИК № 531, в 2 раза превысило норму, установленную законом, и составило 200 бюллетеней.

Также судом не приняты к вниманию зафиксированные факты:

- на избирательных участках №№ 432, 472, 476, при наличии жалоб, в протоколах в строке «Сведения о количестве поступивших в участковую избирательную комиссию в день голосования и до окончательного подсчета голосов избирателей жалоб (заявлений)», прилагаемых к протоколу, указано отсутствие жалоб;

- «сброса» бюллетеней для голосования на избирательном участке № 313 Мари-Турекского района;

- порчи избирательных бюллетеней председателем УИК № 314 Мари-Турекского района при подведении итогов голосования.

Указанные факты, по мнению суда, не могли повлиять на определение результатов выборов, однако, по мнению административного истца, могли носить массовый характер, что свидетельствует о нарушении пп. б) п. 1.2 ст. 77 Закона № 67-ФЗ и не позволили с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, участников референдума.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что отраженные в Сводной таблице итогов голосования по выборам Главы Республики не соответствуют действительности и являются недостоверными, что ставит под сомнение достоверность всего протокола об итогах голосования и способность ЦИК РМЭ объективно отразить в нем волеизъявление избирателей.

Так как обжалуемые документы (постановление и протокол о результатах выборов Главы Республики) в соответствии с ч. 1 ст. 69 Закона № 67-ФЗ составляются на основании протоколов составленных в нижестоящих УИКах и ТИКах (в частности, УИК №№ 117, 127, 147, 169, 186, 197, 203, 223, 225, 227, 230, 240, 243, 257,263, 266, 268, 269, 287, 310, 311, 312, 318, 319, 324, 325, 326, 357, 393, 396, 399, 400, 471, 475, 477 , 482, а также УИК, оборудованные КЭГ, №№ 3, 4, 6, 14, 15, 22, 24, 26, 31, 32, 33) где грубейшим образом нарушен порядок подведения итогов, в том числе имеются не соответствия с системой ГАС «Выборы», то порядок их составления и принятия, есть неотъемлемая часть обжалуемых документов (принятых решений). Так как ошибки и нарушения, допущенные при составлении и принятии протоколов указанных УИКов, влекут за собой и ошибки в принятии обжалуемых документов - постановления о результатах выборов Главы Республики от 13 сентября 2015 года №152/1048 от 14.09.2015г. и протокола заседания ЦИК РМЭ о результатах выборов Главы Республики, составленный 14 сентября 2015 года в 15 час. 27 мин.

Суд отклонил доводы административного истца о несоответствии копий протоколов, полученных на избирательных участках №№ 3, 4, 6, 14, 15, 22, 24, 26, 31, 32, 33членами участковых избирательных комиссий с правом совещательного голоса, назначенных кандидатом на должность Главы Республики Марий Эл С.П. Мамаевым и данных, введенных в систему ГАС «Выборы». Административный истец не согласен с выводом суда по следующим основаниям.

По результатам анализа копий протоколов УИК, использовавших Комплексы электронного голосования (далее – КЭГ) на территории города Йошкар-Ола (ТИК №1 и ТИК №2) были выявлены грубейшие несоответствия в итоговых протоколах УИК, оборудованных КЭГ, по отношению к документам, представленным представителями административного ответчика. Так, несоответствия выявлены на следующих УИКах, оборудованных КЭГ: 3, 4, 6, 14, 15, 22, 24, 26, 31, 32, 33, где имеются расхождения в строках №1 (число избирателей, внесенных в список избирателей на момент окончания голосования); № 2 (число избирательных бюллетеней, полученных УИК); № 3 (число избирательных бюллетеней, выданных избирателям, проголосовавшим досрочно); №7 (число погашенных избирательных бюллетеней).

Исходя из объяснений, озвученных ЦИК РМЭ в ходе судебного заседания, строки 1, 2, 7 итогового протокола на УИК, оборудованного КЭГ заносятся вручную. Копии протоколов выдавались после проверки контрольных соотношений и распечатывания первого экземпляра протокола. Однако, впоследствии, исходные данные (строки 1, 2, 7) были изменены, и время подписания первого экземпляра протокола также изменилось.

Судья В.В. Братухин, не принял к вниманию доводы административного истца об имевших место нарушениях по подведению итогов голосования и составлению итоговых протоколов в участковых избирательных комиссиях, однако объяснения представителей административного ответчика показались суду более убедительными, которые по каждому факту нарушений по подведению итогов голосования и составлении итоговых протоколов в участковых избирательных комиссиях ссылались исключительно на технические ошибки, а также на давление со стороны наблюдателей на председателей комиссий, что выразилось в неверных сведениях, отраженных в итоговых протоколах. Пояснить истинные причины нарушений процедуры подведения итогов представители административного ответчика в судебном заседании так и не смоги.

В этой связи административный истец заявил о необходимости рассматривать порядок составления, а так же проверку данных, которые легли в основу протоколов УИКов, как неотъемлемость (неотделимость) обязательной части составления итогового протокола в целом. Данные процессы рассмотрения должны быть едины и применение разной подсудности не допустимо (о чем неоднократно пытались заявить представители административного ответчика и прокурор), так как в соответствии с п. 1 ст. 59 КАС РФ доказательством по административному делу является полученные в предусмотренном этим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведений о фактах, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иных обстоятельств, имеющих значения для правильного рассмотрения и разрешения административного дела.

В своем решении судья Братухин делает вывод о том, что «в период избирательной кампании по выборам Главы Республики Марий Эл и по ее окончании Мамаев С.П. не воспользовался своим правом на обращение в суд с заявлением в связи с перечисленными в настоящем заявлении нарушениями закона при определении результатов голосования в нижестоящих избирательных комиссиях», обосновывая таким образом позицию о том, что ранее претензий к законности выборов у Мамаева не возникало. Тем самым, судья игнорирует п. 17 ст. 239 КАС РФ, согласно которому предварительное обращение в вышестоящую комиссию, в том числе в избирательную комиссию субъекта Российской Федерации, Центральную избирательную комиссию Российской Федерации, не является обязательным условием для обращения в суд с административным исковым заявлением об оспаривании решения избирательной комиссии.

Таким образом полагаем, что в случае объективного и в полного рассмотрения обоснования исковых требований, суд должен был признать недействительными итоги голосования, как минимум на следующих избирательных участках: 1, 2, 3, 4, 6, 14, 15, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 30, 31, 32, 33, 50, 51, 52, 92, 99. Общее количество голосов, засчитанных ЦИК РМЭ в пользу избранного кандидата, основываясь на данных участковых избирательных комиссий, итоги голосования на которых подведены с нарушением действующего законодательства, составляет 5 232 голоса. Принимая во внимание тот факт, что победа избранного кандидата обеспечена всего 0,78 % от принявшего участия в выборах числа избирателей, что составляет 2 300 голосов избирателей, полагаем доказанными факты, подтверждающие допущенные нарушения, которое, в итоге, не позволили с достоверностью определить результаты волеизъявлений избирателей, в соответствии с пп 1.2. п.1 ст. 77 Закона № 67-ФЗ.

Так же согласно п. 3 ст. 59 КАС РФ документы, предоставленные избирательной комиссией (протоколы, в том числе повторные, с упомянутых выше избирательных участков, что было установлено в процессе), не могут доказывать правильность составления обжалуемых документов (обжалуемого документа) – итогового протокола (итоговых протоколов), так как они составлены с нарушением законодательства, в частности ст. 68 и ст. 69 Закона № 67-ФЗ, что в силу указанного влечет их недействительность.

В связи с тем, что часть документов (протоколы с УИКов) составлены с нарушением процессуального порядка, они не могут быть положены в основу составления обжалуемого итогового протокола и решения, а также не могут доказывать их надлежащие принятие в силу ст. 61 КАС РФ, так как доказательства, являющимися допустимыми, должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, и они не могут подтверждаться никакими иными доказательствами. Полагаем, что суд должен был признать в соответствии с п. 2 ст. 61 КАС РФ повторные протоколы, представленные административным ответчиком, с УИКов, оборудованных КЭГ, недопустимыми документами по собственной инициативе, а так же, учитывая вышеизложенное, признать в рамках заявленных требований, недействительными итоги выборов на конкретных избирательных участках, так как на них были допущены нарушения в процедуре подведения итогов.

Дополнительно важно отметить, что в соответствии с ст. 62 КАС РФ доказывания правильности составления обжалуемых документов есть обязанность органа, принявшего обжалуемые решение. Вместе с тем, представителями административного ответчика не были представлены доводы, которые могли бы явиться доказательствами, подтверждающими их позицию. На ряд заданных сторонами вопросов ответчиком не были даны иные ответы, кроме тех, что все допущенные нарушения являются техническими ошибками.

С грубейшим нарушением установленного порядка была проведена процедура подведения итогов голосования в ЦИК РМЭ.

В соответствии с п. 2.15.7. главы 2 Инструкции, утвержденной постановлением ЦИК РМЭот 19.03.2015 г. №119/838 «Об организации единого порядка установления итогов голосования, составления протоколов избирательных комиссий, определения результатов выборов, получения, передачи и обработки информации с использованием государственной автоматизированной системы Российской Федерации ГАС «Выборы» при проведении выборов Главы Республики Марий Эл в 2015 году», строка 6 итогового протокола должна быть большей или равной строке 8 протокола. Вместе с тем, в протоколе ЦИК РМЭ о результатах выборов Главы Республики строка 6 имеет значение, меньшее, чем в строке 8. (Строка 6 равна 25882, строка 8 равна 25884). Следовательно, не соблюдение установленных законом контрольных соотношений, влечет за собой невозможность подписания такого документа, и должно было быть принято судом как обязательное условие для отмены такого документа. Тем не менее в своем решении суд руководствуется пояснениями административного ответчика об обнаружении в переносном ящике для голосования на избирательном участке №165 двух избирательных бюллетеней установленной формы свыше количества проголосовавших избирателей. Свою позицию административный ответчик подтверждает представленными к материалам дела решением соответствующей участковой комиссии о признании недействительными семи бюллетеней в ящике для выездного голосования. Однако суд не учел установленный как федеральным, так и региональным законодательством порядок подведения итогов голосования как на избирательных участках, так и в образующей выборы избирательной комиссии. Таким образом, данное обстоятельство, представленное стороной административного ответчика на самом деле не могло повлиять на выполнение контрольных соотношений, а для недействительных семи бюллетеней по форме итоговых протоколов предусмотрены соответствующие строки (утраченные, испорченные, недействительные бюллетени и т.д.).

Кроме того, судья В.В. Братухин посчитал, что и нерассмотрение ЦИКом РМЭ поступивших перед итоговым заседанием этой комиссии 14 сентября 2015 года 3 жалоб С.П. Мамаева до принятия постановления о результатах выборов, не является нарушением закона (абзац 3 страницы 12 решения суда).

Этот вывод судьи противоречит действующему законодательству и фактическим обстоятельствам.

Указанные три жалобы были поданы и зарегистрированы до начала заседания ЦИК РМЭ 14 сентября 2015 г., что отмечено в решении суда. Пункт 5 статьи 69 Закона 67-ФЗ предусматривает, что «К первому экземпляру протокола приобщаются особые мнения членов комиссии, составившей протокол, а также поступившие в указанную комиссию в период, который начинается в день голосования и оканчивается в день составления соответствующего протокола об итогах голосования, жалобы (заявления) на нарушения настоящего Федерального закона, иного закона и принятые по указанным жалобам (заявлениям) решения.».

Таким образом, Закон 67-ФЗ содержит императивную норму, в соответствии с которой к протоколу заседания ЦИК РМЭ должны были быть приобщены принятые по указанным жалобам С.П. Мамаева решения, чего сделано не было, в связи с чем и сам протокол, и принятое на его основании постановление от 14 сентября 2015 года № 152/1048 «О результатах выборов Главы Республики Марий Эл 13 сентября 2015 года» являются нелегитимными документами, противоречащими законодательству Российской Федерации.

То есть, чтобы выполнить требования закона, ЦИК РМЭ был обязан на своем заседании 14 сентября 2015 года рассмотреть эти жалобы, принять по ним решения, дать ответы заявителю и приобщить упомянутые жалобы и принятые по ним решения к первому экземпляру протокола заседания комиссии.

Несмотря на требование двух членов ЦИК РМЭ (А.В. Долгих и Т.И. Желонкиной) рассмотреть в соответствии с требованиями закона эти жалобы до обсуждения результатов выборов, это ЦИК РМЭ сделано не было. Более того, как следует из материалов дела, решения по данным жалобам были представлены лишь на следующий день, 15 сентября 2015 года.

Тот факт, что содержание указанных жалоб было предметом рассмотрения территориальными избирательными комиссиями 13 сентября 2015 года, не снимает с ЦИК РМЭ обязанности рассмотреть эти жалобы и принять по ним соответствующие решения. Заявитель посчитал, что решения нижестоящих комиссий, ранее рассматривавших эти жалобы, его не удовлетворяют и не соответствуют закону, и обратился в ЦИК РМЭ как в вышестоящий орган, обладающий более квалифицированными сотрудниками.

Нарушение требований закона при утверждении вышеуказанного протокола заседания ЦИК РМЭ делает этот протокол нелегитимным.

В результате ЦИК РМЭ принял постановление от 14 сентября 2015 года № 152/1048 «О результатах выборов Главы Республики Марий Эл 13 сентября 2015 года» на основании нелегитимного документа - протокола заседания ЦИК РМЭ, что делает нелегитимным и само это постановление.

Таким образом, судья был обязан, если руководствуется законом, а не какими-то иными соображениями, – признать не соответствующим действующему законодательству протокол заседания ЦИК РМЭ о результатах выборов Главы Республики от 13 сентября 2015 года и отменить постановление ЦИК РМЭ от 14 сентября 2015 г. № 152/1048 «О результатах выборов Главы Республики Марий Эл 13 сентября 2015 года».

Считаем, что вышеизложенными фактами бездействия ЦИК РМЭ и подотчетными ей территориальными избирательными комиссиями Республики грубо нарушены избирательные права политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации» и выдвинутого ей кандидата С.П. Мамаева, а также иных участников избирательного процесса, в том числе избирателей.

Все вышеизложенное свидетельствует о том, что отраженные в Сводной таблице итогов голосования по выборам Главы Республики не соответствуют действительности и являются недостоверными, что ставит под сомнение достоверность всего протокола об итогах голосования и способность ЦИК РМЭ объективно отразить в нем волеизъявление граждан Российской Федерации при избрании Главы Республики Марий Эл.

Отдельно следует сказать о прозвучавшем на суде заключении прокурора – представителя Марийской республиканской прокуратуры А.А. Назарова, в котором он изложил свою позицию в отношении административного иска, поданного С.П. Мамаевым. Самый главный тезис этого заключения заключается в том, что, исходя из требований ч. 2 ст. 240, частей 15 и 16 ст. 239, ст. 19 КАС РФ, вопросы, касающиеся итогов голосования, законности составления итоговых протоколов участковых избирательных комиссий, территориальных избирательные комиссии не могут являться предметом настоящего судебного разбирательства. То есть многочисленные нарушения в работе участковых избирательных комиссий, при подведении итогов голосования и результатов выборов не должны рассматриваться Верховным Судом Республики Марий Эл.

По сути, прокурор А.А. Назаров, который должен представлять государственные интересы, выступил однозначно на стороне одного из участников процесса – административного ответчика.

Кроме того, судьей В.В. Братухин были грубо нарушены установленные КАС РФ нормы материального и процессуального права, что, в результате принятия неправомерного судом решения, сформировало у представителей административного истца также предположение о возможной заинтересованности (лично, прямо или косвенно) судьи В.В. Братухин в исходе административного дела.

1.Суд принял пояснения представителей ЦИК РМЭ о том, что все копии документов, которые представлены ими в суд, являются надлежащими по форме заверения, несмотря на то, что подписаны они ведущим специалистом (ненадлежащим лицом), и отсутствуют иные необходимые реквизиты такие как: слово «ВЕРНО», подпись надлежащего должностного лица, время и др. требования, предусмотренные ст. 30 Закона № 67-ФЗ. Судья Братухин заявил, что КАС нигде не устанавливает четкое описание порядка заверения документов. Что не отменяет остальное действующее законодательство. Таким образом, практически все документы, представленные ответчиком в суд, и истцом (которые истец получил раньше от ответчика) являются не надлежащим образом заверенными копиями. То же самое относится и к документам, которые явились предметом рассмотрения, – копиям итогового протокола и постановления ЦИК РМЭ, представленных с нарушением действующего законодательства (как выборного, так и общих правил заверения документов).

Вместе с тем, все доводы ответчика воспринялись судом как экспертное мнение (судья уточнял, брал пояснения у ответчика «как работников комиссии», в том числе по отдельным процедурным вопросам и т.д., принимая такие пояснения как данность) в нарушением норм законодательства, чем нарушает основной принцип доказывания и объективности со стороны суда.

То же самое относится и к документам, которые представляются участниками процесса в доказательную базу к материалам дела. Таким образом, как следует из решения суда, судья принял в качестве доказательств лишь документы представителей ответчика, но не истца. В частности, по итогам исследования протоколов участковых избирательных комиссий, суд принял пояснения представителей ответчика о том, что система ГАС «ВЫБОРЫ» соответствуют «оригиналам» протоколов, содержащихся в ЦИКе, а не копиям, предоставленным истцом (реального подтверждения с надлежащим предоставлением документов не было сделано).

2.Суд отказал в удовлетворении всех ходатайств стороны административного истца о допросе свидетелей, которые могут дать пояснения по существу рассматриваемого в судебном процессе вопроса. Данным отказом в удовлетворении ходатайства нарушено право на доказывания и предоставления доказательств, закрепленное в ст. 59 и ст. 62 КАС РФ. В качестве свидетелей административным истцом заявлялись следующие категории лиц:

- наблюдатели, члены комиссий с правом решающего голоса и с правом совещательного голоса и т.д., избиратели, которые подавали жалобы на нарушения, свидетелями которых стали. Позиция ЦИК РМЭ – всё написано в жалобах, смысла в дополнительном допросе нет, это ни на что не влияет и так далее. Между тем прокурор на суде в отношении самого первого ходатайства заявил о том, что полагает возможным допросить свидетелей.

- судом не дана надлежащая оценка документам - жалобам, которые поданы перед итоговым заседанием ЦИК РМЭ, и не допросил свидетелей, которые подали данные жалобы и (или) стали непосредственными свидетелями данных событий.

Истцом было подано дополнение с изменениями (дополнениями) оснований и требований. В том числе было добавлено заинтересованное лицо ПП КПРФ. Суд принял определение об отказе в части требований 21 октября 2015 года, соответственно, допустив к участию в процессе в качестве заинтересованного лица Марийское республиканское отделение КПРФ. Однако лишь на следующий день процесса, 22 октября, судья сообщил о том, что истцом заявлено соответствующее ходатайство, и допросил лиц о вводе нового заинтересованного лица, после чего удалился в совещательную комнату, вернулся, дополнительно опросил лиц, участвующих в деле, после чего на месте вынес устное определение с отказом. На следующий день, 23 октября, после подачи истцами частной жалобы, судья снова поднял вопрос о привлечении партии в качестве заинтересованного лица, снова допросил по ходатайству, удалился в совещательную комнату, где принял письменное определение об отказе, дата которого значится уже от 23 числа. Вынес определение о приостановлении частной жалобы. В указанном определении, как и во всех других, выносимых судом на ходатайства представителей истца, была нарушена норма п. 3. ч. 1. ст. 199 КАС РФ, устанавливающая в качестве одного из требований сведениям, содержащихся в письменном определении суда, наличие, номера административного дела». В определениях суда номер административного дела отсутствует.

3.Суд отказал в удовлетворении ходатайства представителей административного истца об отложении судебного процесса для представления дополнительных документов для формирования доказательной базы по существу рассматриваемого вопроса. Тем самым нарушено право административного истца, закрепленное в ст. 59 и ст. 62 КАС РФ.

4.Суд безосновательно ускорил рассмотрение административного дела по существу, тем самым ограничивая возможность представителей административного истца вносить дополнения по существу заявленных требований, несмотря на соблюдение истцами в заявляемых ходатайствах разумного срока рассмотрения административного дела. Неоднократность процессуальных нарушений судьей, выразившаяся в нарушении права административного истца на доказывание своей позиции путем предоставления доказательств (в том числе посредством допроса свидетелей), в нарушении права административного истца доказывания тех обстоятельств, на которые ссылается административный истец как на основание своих требований, а также в нарушении судьей порядка составления процессуальных документов, которые обжалуются и были составлены с нарушением КАС РФ, с изначальными процессуальными нарушениями порядка ведения процесса, в приобщении к материалам дела документов, которые предоставлены с нарушением действующего законодательства РФ (в том числе в материалах дела отсутствуют надлежащим образом оформленные копии документов, в том числе являющихся предметом обжалования в административном процессе) .

Тем самым судьёй В.В. Братухиным были грубо нарушены принципы правильности, объективности и всесторонности рассмотрения дела, защиты нарушенных прав и интересов граждан, при рассмотрении рассматриваемого административного дела и предупреждение нарушений в сфере публичных правоотношений.

5.Суд отказал представителям административного истца в ходатайстве об объявлении перерыва для предоставления возможности ознакомиться с протоколом законченного судебного заседания. Кроме того, указанный протокол был составлен с нарушением предусмотренных п.3 ст. 206 КАС РФ сроков для его изготовления.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.ст. 295-299 КАС РФ,

ПРОШУ

1.Отменить решение Верховного Суда Республики Марий Эл по административному исковому заявлению Мамаева Сергея Павлиновича к Центральной избирательной комиссии Республики Марий Эл об отмене постановления Центральной избирательной комиссии Республики Марий Эл от 14 сентября 2015 года №152/1048 «О результатах выборов Главы Республики Марий Эл 13 сентября 2015 года и принять по делу новое решение.

2.Признать результаты выборов Главы Республики Марий Эл, состоявшиеся 13 сентября 2015 года, недействительными.

3.Отменить протокол Центральной избирательной комиссии Республики Марий Эл о результатах выборов Главы Республики Марий Эл от 13 сентября 2015 года.

4.Отменить постановление Центральной избирательной комиссии Республики Марий Эл от 14 сентября 2015 г. № 152/1048 «О результатах выборов Главы Республики Марий Эл 13 сентября 2015 года».

Приложения:

1.Квитанция об уплате государственной пошлины.

2.Копия апелляционной жалобы на __ л. по числу лиц, участвующих в деле.

3.Заверенная судом копия решения Верховного Суда Республики Марий Эл от 13 ноября 2015 года.

4.Стенограмма выступления В.А. Карпочева на 2 л. по числу лиц, участвующих в деле.