Гармонизация лесных отношений

Новый Лесной кодекс, принятый в декабре 2006 года, специалисты считают одним из самых спорных документов природно-ресурсного блока. Многие его статьи требовали корректировки, поскольку не давали однозначного толкования законодательных норм, что вносило существенную неразбериху в состоянии дел лесной отрасли.

На аукцион - вслепую

По признанию руководства министерства лесного хозяйства Кировской       области, арендаторов лесных участков  и юристов, защищающих их интересы в суде, большой проблемой для региона были разночтения в оценке дополнительных соглашений, которые заключали арендаторы лесных участков с департаментом лесного хозяйства в случае существенной разницы их реального состояния с характеристиками, заявленными при проведении аукциона. Как пояснил заместитель министра лесного хозяйства Евгений Климов, на аукцион, как правило, выставлялся участок с устаревшей лесоустроительной документацией. Денег на проведение таксационных работ у лесников как не было, так и нет. Выходило, что арендаторы, по сути, шли на аукцион вслепую, не зная какой лес по качеству, количеству и породному составу они получат. Тем не менее, арендная плата рассчитывалась на основании этих устаревших данных. Выигравший аукцион предприниматель должен был в соответствии с Лесным кодексом, такая практика существует и сейчас, за свои деньги определять таксационные показатели. И, как правило, оказывалось, что качественные и количественные характеристики участка, определяющие товарную структуру леса, а значит и его стоимость на выходе, существенно отличались от аукционных. Причём в худшую сторону. Чтобы привести условия договора арендной платы в соответствие  с существующими на деле структурными показателями лесного фонда, департамент лесного хозяйства заключал с предпринимателем дополнительное соглашение - изменяли расчётные объёмы лесопользования на год и в соответствии с этим меняли и арендную плату. Такая практика, как говорят юристы, существовала по всей стране. Но в 2012 году прокуратура Кировской области вдруг усмотрела в этих действиях нарушение законодательства, посчитав, что нельзя менять условия аукциона и, соответственно, арендную плату, поскольку она является одним из самых главных условий торгов. Больше того, судебные органы, поддержавшие решение прокуратуры, постановили применить к арендаторам последствия недействительности сделки. Проще, взыскать с них те средства, которые недополучил областной бюджет по причине заключения дополнительных соглашений.

Должок государству. За что?

Таких бедолаг-арендаторов, по словам одного из юристов, отстаивавшего их интересы, более ста. И суммы возмещения с них требовали немалые - за все годы действия дополнительных соглашений они набегали иной раз до 18 млн. рублей. Вышло, что в результате отмены допсоглашений арендатор не только стал рубить леса в два-три раза меньше, чем предусматривает договор аренды и соответственно арендная плата, но ещё и остался должен государству. В результате, одни завязли в рассрочках и кредитах, другие и вовсе обанкротились или бросили участки, поскольку невозможно платить за несуществующий лес. По области пошла волна возмущений. Арендаторы обращались в разные инстанции - от уполномоченного по правам человека до приёмной Президента РФ.

В суть дела вник депутат Госдумы от фракции коммунистов Сергей Мамаев и донёс проблему до комитета по природным ресурсам и природопользованию Госдумы. Его руководитель, заместитель председателя ЦК КПРФ, академик РАН Владимир Кашин вместе с Сергеем Мамаевым побывал в нашем регионе, встретился с арендаторами, высказавшими всё наболевшее, и пообещал урегулировать взаимоотношения на законодательном уровне. Продвижение законодательной инициативы шло с трудом, как впрочем, все проекты фракции КПРФ, которые в независимости от их государственного значения, тормозятся партией власти. Тем не менее законопроект, который получил в Госдуме прозвище "Кировский", прошёл все согласительные процедуры и в июне прошлого года были приняты поправки в ст. 72 Лесного кодекса, позволяющие в случае изменений количественных и качественных характеристик лесонасаждений на арендуемом участке производить перерасчёт арендной платы. Сейчас арендатор платит лишь за то, что есть на деле, а не на устаревшей бумаге. Процедура, как и прежде, проходит через суд, но он выносит по этим делам только положительное решение и размер арендной платы пересматривается.

«Плюсы поправок очевидны, они помогают арендатору удержаться на плаву. Если предприниматель взял в аренду насаждения, не соответствующие действительности, с какой стати он должен платить деньги за несуществующий лес. Мы же в дополнительных соглашениях не меняем цену за кубометр древесины, меняется только общая стоимость арендной платы  в зависимости от того, сколько и какой древесины можно нарубить на этом участке »,- прокомментировал Евгений Климов.

Срубил - посади!

Зам. министра лесного хозяйства Кировской области Евгений Климов сделал акцент ещё на одной важной поправке к Лесному кодексу, которая вступит в силу с первого октября текущего года. Она возвращает действовавшее ранее положение о заключении краткосрочных договоров купли-продажи лесных насаждений для заготовки древесины представителями малого и среднего бизнеса. При чём, лесопользователь покупая делянку, будет оплачивать и расходы на лесовосстановительные работы. Таким образом, комитету по природным ресурсам и природопользованию Госдумы удалось адаптировать принцип «срубил-посади» применительно к краткосрочным договорам купли-продажи лесных насаждений.

Как подчеркнул Евгений Юрьевич, данные поправки позволят поддержать малый и средний бизнес, повысить эффективность использования лесов. Это и неплохое подспорье для регионального бюджета,  поскольку всё, что выше установленной федералами минимальной ставки, от которой планируется рассчитывать цену договора, пойдёт в областную казну.

Татьяна Захватаева